Конкуренция денег

Комбинаторика денег

Глава седьмая

Опыт СССР

Этот опыт уникален по ряду признаков.

Финансовая система СССР, хотя и действовала на вроде бы тех же принципах, что и нынешняя система, сосредоточила контроль и право на эмиссию государственных денег в одних руках (это было Политбюро: от шести до восьми человек в разное время!). Банки СССР имели право эмитировать деньги, но!

Только безналичные и только при условии обязательной и строжайше проверяемой РЕМИССИИ (уничтожения) после возврата кредита. Контроль был жесточайший. Со стороны Центрального Банка СССР, который, в свою очередь, контролировался тем же Политбюро.

Второй момент. Финансовая система СССР был плотно защищена от действия других валют на территории нашего государства. Другими словами, никаких иных валют на территории СССР не было, и быть не могло (даже в 1960-х гг. за валютные обмены расстреляли несколько человек). Контроль над эмиссией плюс невозможность мировой финансовой системы (других валют) хоть как-то влиять на финансовую систему СССР (она была отделена от всех железным занавесом) была залогом успешного её внутреннего функционирования.

Таким образом, рациональность и эффективность использования местной валюты СССР достигалась за счёт тотального контроля за эмиссией и оборотом денег в стране (причём в двух их вариантах: безналичных расчётов и наличных, оба НЕ пересекались в своих действиях нигде и никак).

При правлении Сталина (с середины 20-х гг. до 1953 г.), одного из самых успешных хозяйственников мира и великого экономиста, финансовая система СССР испытала только два сильных потрясения.

Первое, вызванное искусственно в конце 20-х – начала 30-х гг., когда для возникновения полноценного рынка навстречу появляющимся товарам массового потребления (которые стали производиться во всё больших и больших количествах с вводом в строй производств первой пятилетки) властью был намеренно осуществлён массовый вброс денег в экономику (чтобы было на что товары покупать!). Вброс был сделан планово, в форме 10-кратного повышения государственных закупочных цен на продукцию сельского хозяйства (поддержка – и такая сильная – только что появившимся колхозам!). Да, на краткий срок страна испытывала инфляцию (в основном городское население), которая была успешно погашена встречным ростом всё большего и большего количества товаров. Уже к 1932 г. никакой инфляции не осталось и в помине.

Второе, которого руководство всячески избегало, но не смогло: война. Правильность действий Сталина в руководстве финансами страны уже на неизмеримо большем уровне показал опыт Великой Отечественной Войны. Во время которой государство было вынуждено проводить дополнительную эмиссию денег в силу сложившихся трудных обстоятельств. Полностью отдавая себе отчёт в том, что эта эмиссия НЕ обеспечена ничем. Но даже в этих условиях, это трудно представить, но так БЫЛО, инфляция за 1941-1945 гг. составила всего 300%. Т. е. увеличение цен произошло в три раза. За пять лет. И каких.

Вспомним в связи с этим 1991-1993 гг. и тогдашнюю инфляцию. И удивимся.

Проведённой Сталиным в 1947 году финансовой реформе, обмену денег с уничтожением лишних «нулей» в накоплениях граждан, кооперативов и колхозов-совхозов, аплодировал весь мир. Потому что в тяжелейших условиях послевоенной разрухи народ в целом никак не пострадал от замены денег, а наоборот, уже через буквально полгода серьёзно выиграл, потому что было проведено ПЕРВОЕ снижение цен на товары самого массового спроса (в основном на еду!). Про отмену продовольственных карточек, по завершению реформы в том же 1947 году, даже и говорить не приходится. В Великобритании и Франции продовольственные карточки существовали вплоть до 1952 года, а снижений цен НЕ БЫЛО вообще. Хотя обе страны вовсе не лежали в разрухе.

Наработанная (и отработанная) система финансов, осуществляемая в рамках полностью замкнутого пространства, успешно функционировала какое-то время и после Сталина. В начале 1960-х гг., правда, произошло событие, которое могло бы произойти и раньше. Резко повысились цены на самые распространённые продовольственные товары, причём цены были подняты вынужденно, из-за ощущаемого всем хозяйством появившегося дисбаланса между предложением товаров и спросом, в виде лишних денег.

Произошло то, о чём при Сталине никто как-то даже не задумывался, ибо всё было настолько стабильно, насколько это можно было себе представить. А суть кризиса была проста: при Хрущёве, в середине и конце 50-х гг. начали подниматься зарплаты. Решения об этом принимались без всякого учёта, либо с таким учётом, который тем не менее фундаментально не подтверждал их правильность в приложении к действиям экономических сил.

Зарплаты сначала в некоторых областях, затем охватывая всё более широкие слои общества, поднимались. Подъём зарплат никак не компенсировался при этом подъёмом производительности труда (происходила необеспеченная эмиссия денег). Рано или поздно это должно было аукнуться. И аукнулось.

Сталин жёстко увязывал повышение производительности труда с зарплатами, понимая, что ввод новых денег в экономику возможен только тогда, когда в этом ощущается необходимость. А необходимость возникает только при росте товарооборота. А товарооборот увеличивается при росте производительности труда. А рост производительности труда банально увеличивает суммарное количество товаров и услуг. Так вот, чтобы товары и было на что покупать (их количество стало больше) и нужна была дополнительная эмиссия. Полностью оправданная для плавной регуляции экономики.

В 1947 же году произошло то, что до сих пор НЕ изучено экономистами-проститутками: а именно, что при росте товарооборота, вместо введения (эмиссии) дополнительных денег в экономику, Сталин... уменьшил регулируемые государством цены, напрямую давая возможность ВСЕМУ населению СССР ощущать заботу о себе родного государства. Ведь получилось забавная, но простая в своей сути вещь: масса денег осталась ТА ЖЕ, а товарооборот вырос. Можно добавить массы денег в экономику, а можно... уменьшить цены, чтобы при той же массе денег их хватало на обеспечение товарооборота. Сталин выбрал второй вариант и показал всем, как и что можно делать с экономикой, если она нацелена на человека, а не обогащение определённой части населения. Это "странную" с точки зрения многих идиотов экономическую "шалость" Сталина сволочь всех стран мира НЕ вспоминает, старается забыть. Потому что она воочию показала лживую суть многих и многих умников от экономики.

Краткий рассказ о феноменальном успехе Сталина (без упоминаний дальнейших интереснейших историй о работе финансов СССР вплоть до безвременной гибели великой страны) потребовался нам для того, чтобы показать хрупкость и ранимость финансовой системы, контроль над которой сосредоточен в ОДНИХ руках. При умном использовании власти и контроля финансы могут работать как часы. При глупом – немедленно расстраиваться. Но дело снова в принципе, работа денег управлялась одним центром и именно в этом одном центре сосредотачивалась и сила, и бессилие.

Переиначивая, можно сказать ещё и так, система финансов СССР, будь она хоть трижды успешна, была изначально подвержена огромным системным рискам, в силу того, что она была проста как дважды два. А вся сила и бессилие системы умещались в голове Сталина.

Восьмая глава