Конкуренция денег

Комбинаторика денег

Глава четвёртая

Проблема эмиссии нынешних денег

Проблема ограничения безудержной эмиссии всё новых и новых нынешних денег (как результат постоянного повышения производительности труда банкиров) сводится к контролю.

Но, поскольку нельзя запретить человеку повышать производительность труда (вернее можно, но толку от этого не будет!), то контроль его действий будет напоминать борьбу «меча» со «щитом». На новые ограничения банкиры будут отвечать новыми ухищрениями. Такое состояние впору назвать «пограничным». А в науке по этому поводу бытует название «состояние нестабильных систем». Т. е. банкиры всегда предрасположены своей деятельностью, т. е. повышением производительности своего труда, создавать ДИСБАЛАНС спроса и предложения денег. Ибо им это удаётся делать с лёгкостью неимоверной!

На бытовом уровне «борьба» банкиров за производительность своего труда с государством, ограничителем этой производительности, напоминает схватку меча со щитом. Либо меч щит проломит, либо щит меч обломает. Когда ломается меч, мы – люди, имеем кратковременные передышки в нашей жизни от финансовых потрясений (года и года, между прочим, за которые подрастают новые люди, не очень знакомые с опытом прошлых лет!), когда же меч ломает щит, то люди начинают страдать. Как мы понимаем уже, безвинно.

Одновременно нельзя и запретить деньги. Потому что экономика, где люди добровольно обмениваются друг с другом результатами своего труда, вынуждена иметь такого агента, при помощи которого делать это удобно. Такой агент давным-давно изобретён, имя ему деньги.

Можно запретить эмитировать деньги банкирам вообще. А кому тогда их эмитировать? Государству? А чем отличается чиновник государства от банкира? А ничем. Тот же толоконный лоб, нацеленный на повышение «производительности» своего труда в лучшем случае, ну а в худшем… даже говорить не хочется.

Общественным организациям самых авторитетных граждан страны (или мира)? Вероятно, это один из путей решений проблемы. Но дьявол немедленно показывает свои рожки. Дело в том, что есть все основания полагать, что не пройдёт и нескольких лет, как самые авторитетные граждане превратятся во вполне обычных банкиров. Тех, кем уже полны нынешние банки.

Можно рассмотреть промышленников. Их группы. А как их отделить друг от друга? Кому дать право, а кому не давать право на эмиссию? Кто из них есть козлище, а кто зверь весьма полезный? Тоже проблема. Да и промышленник промышленнику рознь, как говорится.

Уже понятно, что решение задачи правильной эмиссии денег в существующем мире упирается в одну неразрешимую проблему: кому и по какому поводу давать право эмитировать деньги и как за этим всем проследить (да и кому следить – тоже неплохо бы знать!)?

Обозрев оком все возможности, почему-то приходится придти к неутешительному выводу. Давать право на эмиссию денег некому. Никто не сможет справиться с этим так, чтобы люди не страдали. НИКТО!

Как ни озадачивай человека правом эмитировать, а другого – его контролировать, если не все люди имеют отношение как к первому, так и ко второму, то будут злоупотребления. Будут.

Можно рассмотреть другие варианты. К примеру, такой, из области фантастики – чтобы деньги эмитировала… ПРОГРАММА. С одной стороны, программа неподкупна, как в неё данные заложишь, так она результат и будет ковать. Программе-автомату неведома алчность людская, да и другими соблазнами машину не увлечь. Но человек же будет делать эту программу, он же будет её и отлаживать. Он же будет за ней и следить. Чувствуете? Рожки чёрта уже показались.

К тому же, без проблемы эмиссии и контроля, есть ещё одна проблема всё те же денег, которая привносит в общий хаос дополнительную сложность. Проблема эта структурного плана. Или, иными словами, по какому алгоритму работают нынешние деньги. Или, если совсем просто: что происходит с деньгами, если что-то другое происходит так, и что происходит с деньгами, если что-то другое происходит эдак. Для правильного осмысления этой проблемы необходимо определить, и по возможности точно, как именно должны вести себя деньги во всех возможных ситуациях. Просчитать, т. с., вероятность того, как часто сами деньги будут сталкиваться с той или иной ситуацией и как они должны или будут себя вести.

Если не задать структуру денег, то те же моменты эмиссии и контроля перестанут что-либо значить.

Приведём пример, чтобы было ясно, о чём идёт речь.

У нынешних денег есть, помимо других разных свойств, две черты-характеристики, прямо противоположные друг другу. С одной стороны, деньги есть средство (агент) для платы, т. е. упрощения мены, с другой – они же есть средство накопления. Средство для мены результатами труда и средство для накопления, будучи сосредоточенными в одном и том же, в деньгах, несут в себе противоречие, ибо человеку в любой момент времени – по факту обладания им деньгами – постоянно приходится сталкиваться с выбором: куда пустить деньги сейчас? На обмен? Или на накопление?

Если копнуть глубже, то выходит, что накопление, как процесс, растянутый во времени, есть всего лишь тот же обмен, только БУДУЩИЙ. Т. е. казалось бы – функция одна и та же.

Однако нынешняя система усложняет функцию накопления (как временно неиспользуемого обмена) возможностью ВЫРАСТИТЬ деньги в ходе накопления.

Т. е. выбор человека в каждом случае: пустить деньги на обмен или на накопление – становится неоправданно острым, зависящим от его личных психологических характеристик. От его душевной организации.

Потому что возможность вырастить деньги, ничего не делая, а лишь неся в себе психологический груз (а вот вдруг деньги не только не вырастут, а вообще пропадут!), постоянно ставит и ставит перед человеком проблему морального плана, которая уже напрямую касается именно эмиссии и контроля.

Ибо тот, кто контролирует и тот, кто эмитирует – имеет ещё и возможность ВЫРАЩИВАТЬ деньги.

Поскольку при любых раскладах и любых комбинациях тот, кому будет вверено дело эмиссии и контроля, будет всегда обладать ещё и возможностью выращивать деньги, а в количественном отношении таких людей всегда будет мало по отношению к другим людям, из этого следует, что нынешняя система денег позволяет крайне малому количеству людей – избранному количеству – не только беспричинно иметь сколь угодно много денег (которые, вполне вероятно нужны другим людям!), но и контролировать через деньги обмены результатами труда других людей.

Получается, что эмитирующие и контролирующие обладают двойной броневой защитой от любых пертурбаций, могущих возникнуть с деньгами. Это, между прочим, неравенство в абсолюте.

Пятая глава