Конкуренция денег

Комбинаторика денег

Глава вторая

Как работают деньги сейчас

В нынешнем мире, в котором государства оформились как общности населения с проживанием на определённых территориях, со сложившимся на этих территориях определённым государственным строем, у них у всех (за редким исключением) есть своя валюта. Т. е. денежная система, купюры или знаки которой являются обязательными к приёму всеми без исключения на данной территории. Подкреплена эта денежная система законами страны.

Другими словами, разговоры о ликвидности той или иной валюты, о её обеспечении можно раз и навсегда прекратить, потому что держится такая система на «честном слове»-законе государственного образования, имеющего место быть на этой территории в данный момент. Если, при смене власти, новая власть хочет изменить деньги своей страны – она делает это с небывалой лёгкостью: печатает новые купюры и ОБЪЯВЛЯЕТ о том, что вот ныне – вот это ДЕНЬГИ, а то, что было раньше – бумажки. И хоть трава не расти!

Вторая черта, которая присуща всем без исключения нынешним государственным образованиям такова: правом делать деньги из ничего, т. е. эмитировать, обладают центральные банки стран и частные банки, коммерческие структуры (т. е. объединения частных лиц). Государство передаёт часть функций ввода (эмиссии) новых денег в экономику своих стран таким вот структурам на определённых условиях. Себе же оно присваивает это право просто так, как власть.

Чтобы убедиться в том, что это правда, достаточно почитать Федеральный закон «О деньгах и денежной системе Российской Федерации», выставленный для публичного ознакомления с ним всеми желающими здесь:

http://www.yur.ru/laws/3.htm

В главе 18 и 19 говорится о том, кто, как, когда и при каких условиях может эмитировать (создавать новые) деньги.

Там ясно, без экивоков, написано, что (глава 18):

«Простую эмиссию, т.е. есть создание новых денег без обязательств их уничтожения, может осуществляться исключительно Центральным банком Российской Федерации.»

и (глава 19):

«Кредитная эмиссия, т. е. есть создание денег на срок с обязательством их последующей ремиссии, может осуществляться любыми банками кроме Центрального банка Российской Федерации.»

Таким же примерно образом составлены и ВСЕ законы о денежном обращении ВСЕХ ДРУГИХ государств. Вербальные отличия этих законов с точки зрения смысла несущественны. Все они говорят о том, кто, когда и как может осуществлять эмиссию денег. И во всех – это либо Центральные банки страны вкупе с коммерческими банками, либо один Центральный банк, либо одни коммерческие банки. Исключений в мире нет (кроме тех государств, которые законодательно отказались от использования своих собственных валют на своей территории, в пользую валюты другой страны: Пуэрто-Рико использует доллары США).

Ситуация, при которой контроль над эмиссией новых денег осуществляется государственным образованием в лице Центрального банка – ещё можно как-то понять. Кто-то должен контролировать размер эмиссии, чтобы не нанести вреда экономике государства, в котором данный Центробанк есть последняя (и первая) инстанция в плане денежного обращения.

А вот что понять категорически НЕВОЗМОЖНО, так это право на эмиссию денег, предоставленное коммерческим объединениям (а иначе – НЕКОТОРЫМ ЛЮДЯМ). Одни люди, выходит, МОГУТ эмитировать деньги, а другие – НЕ МОГУТ. Более того, «других» при попытке изготовить деньги ещё и строго накажут тюремным заключением (ранее фальшивомонетчиков приговаривали к смерти!). Законы, принятые в государствах, трактуют существующее положение дел – иначе ВОПИЮЩУЮ несправедливость по отношению к подавляющему числу людей – совершенно однозначно!

Резонно задать вопрос: чем отличается имярек А от имярека Б, где первый может эмитировать деньги (пусть и при определённых условиях, под определённым надзором), а другой – не может?

Умные головы поясняют это неравенство наличием или отсутствием профессионализма того или иного человека в определённой сфере. К примеру, не обладая знаниями о конструкции самолёта, невозможно стать генеральным конструктором летающих аппаратов. Так, мол, и здесь: в финансовой сфере работают обученные индивидуумы, чьей профессией, и соответственно полученным образованием, является денежная сфера. И именно поэтому некоторым из них, объединённым в некие структуры, и предоставлено право эмитировать деньги (под контролем государства).

Вроде всё логично, не так ли?

Давайте разберёмся.

Наличие диплома (официально подтверждённого и законченного образования) врача – есть просто подтверждение, что такой-то человек прошёл курс обучения и вроде как может в таких-то областях лечить такие-то болезни.

Наличие диплома инженера говорит о пройденных им дисциплинах в этой профессии.

Наличие диплома пекаря говорит о том, что человек прошёл обучение выпечки хлеба и других изделий.

И т. д. по всем остальным видам обучений и дипломов.

Ни в одном из них не говорится (да и не может говориться!), что данный человек имеет безусловное право на совершение им действий, одним росчерком пера создающих некую ценность, которая априори УЖЕ считается безусловной.

Будь инженер хоть трижды гениален, до тех пока созданное его трудом не пройдёт испытание другими людьми, ценностью то, что он сделал – считаться не будет. То же относиться к пекарю, к врачу, к любой другой профессии. Там оценка: а) идёт по результату, б) другими людьми. Без такой оценки профессионализм ставится под сомнение, будь обладатель оным хоть академиком ста академий.

То же самое касается коммерческих структур, товариществ и акционерных обществ. В перечне того, что они имеют право делать и чего право не имеют без соответствующей лицензии, вовсе на записано, что они могут создавать нечто, что сразу и немедленно получает безусловную ценность.

А вот Центробанки и коммерческие банки делать так могут!!!

Несмотря на образование, лицензии и прочая, прочая, или их отсутствие! – банкир одним росчерком пера (в нынешней ситуации одним щелчком мыши или ударом по клавиатуре компьютера) создаёт ЦЕННОСТЬ, которая ПО ЗАКОНУ имеет право быть ценностью. Более того, если кто-то решит, что банкир создал вовсе не ценность, то его за это решение могут посадить в тюрьму (ну, если очень упираться будет!).

Не кажется ли вам, что получается какая-то несуразица?

Некто имеет право из ничего делать что-то, а другой – точно такой же, как и «некто» – не только не имеет, но и несёт уголовную ответственность за попытку произвести то же самое.

Самое интересное, что этот казус никто особенно и не скрывает. Об этом не кричат на каждом углу, но и секрета в том, что в мире создано общество сверхлюдей, никто не делает.

И не зря, даже на самом потаённом уровне, в душе каждого человека, затаилась (не выгонишь!) тревожная и постоянно тревожащая своей причудливостью мысль о том, что финансисты – это где-то как-то не люди, а какая-то особая раса. У них что-то такое в головах есть, что обычному человеку неподвластно.

Скажем прямо: ничего особенного в головах этих людей нет. Просто так сложилось исторически. И так же, по ходу развития нашей цивилизации людей, этот возникший казус исчезнет без следа. Должен исчезнуть.

Третья глава