Конкуренция денег

Комбинаторика денег

Глава двенадцатая

О кредитах

Кредит – это по-современному получение или предоставление некоей суммы в долг. Одна сторона даёт в долг, другая – берёт. Обе стороны уславливаются, что долг будет увеличен за определённое время на некую сумму, называемую «процент». Поэтому сам долг должен быть возвращён в определённый срок.

В стародавние времена современных кредиторов называли ростовщиками, потому что они давали деньги в «рост». Деньги с течением времени росли как бы сами по себе. Потому и рост.

Так вот, этот «рост», который нарастило к сумме долга ВРЕМЯ, может быть разный: от величины, едва превышающей десятые доли процента в год, до совершенно сумасшедших цифр, увеличивающих долг вдвое или втрое за месяц. В зависимости от того, как кредитор и должник договорятся.

Вроде бы всё логично и стройно. Как говорят – к гадалке не ходи.

Однако в самом процессе, в самой схеме кредитования есть жестоковыйные «подводные камни». В чём они?

В том, что человек, взявший деньги в долг – есть существо, подверженное разного рода напастям в течение того срока, за который просто долг превращается в долг с процентами.

Тогда как сами проценты НЕ подвержены НИКАКИМ напастям. Сами посудите, ну чему может быть подвержена умозрительная формула «дважды два равно четыре»? Она что, из-за болезни её произнёсшего изменится как-то? Нет. Это человек может заболеть. А с формулой ничегошеньки не случится.

Поэтому неравенство между математической формулой и человеком чисто гипотетическое, если рассматривать его в отрыве от реальных дел, на практике во многих случаях превращается в чёткую математическую и статистическую величину. «Способность» человека «вырастить» проценты за определённое и жёсткое время, НИКОГДА не равна «способности» умозрительно-цифрового долга вырасти автоматически.

Способность человека всегда МЕНЬШЕ.

Процент же выращивается автоматически, на него не влияет ни погода, ни настроение, ни больные дети, ни даже, как это ни прискорбно, война или землетрясение.

Налицо беспроигрышная ситуация статистического выигрыша мёртвой формулы автоматического роста процентов перед обыкновенной человеческой деятельностью.

Именно эта статистика – т. е. данные, разнесённые по шкале времени – убедительно показывает, что ростовщичество было специально придумано для того, чтобы закабалить несведущего в простейшей арифметике человека. Другими словами, придуманный инструмент автоматического роста долга с течением времени позволяет «умному»… грабить «глупого». Достаточно часто – на постоянной основе. Т. е. очень долго.

Сокрытия информации о том, к чему приводит взятие денег в кредит, вовсе нет. Есть умолчание. Есть и прямая ложь. Мы осветили некоторые моменты в главе ТРИ.

Литература всех «просвещённых» народов не на пустом месте называет ростовщиков кровопийцами. Ведь они, кредиторы, приписывают отстранённой от жизни формуле непреложность бытия, и, пользуясь тем, что многие даже не подозревают о том (или просто не умеют думать на два шага вперёд!), что это не есть непреложность, в буквальном смысле слова ВЫСАСЫВАЮТ соки из человека. Вернее, из его экономической деятельности, его труда.

А это уже вплотную подводит нас к проблеме нравственности.

Ибо – как назвать человека, который знает про механизм роста денег и что из этого получается, а, тем не менее, продолжает заниматься ростовщичеством?

У кредиторов, кстати, ответ на всё вышеперечисленное простой: так и не бери, никто ж не заставляет. Ведь сами приходят, сами и просят. Ну а раз сами, значит, сами пускай и расхлёбывают. Вопросы нравственности при этом они благоразумно опускают.

Всё это верно, если бы опять не одно большое НО. Которое можно объяснить только, увы, устройством современной финансовой системой. Дело в том, что для её функционирования всенепременно нужно, чтобы люди брали кредиты. Если кредиты не будут браться, то рано или поздно почти все деньги осядут на банковские депозиты. Да-да, те самые, которые позволяют ВЫРАЩИВАТЬ деньги. Ведь структура-то, механизм останется, а в ней КАЖДОМУ человеку позволительно заработать, отнести деньги в банк или ещё куда – «вложить» – и иметь с этого процент.

Что получается? С одной стороны, деньги будут стремиться в банк или в другое место, где они могут «вырасти». Осесть т. с., на время, а с другой (если гипотетически представить ситуацию, что НИКТО не будет брать кредитов), вырасти они не могут, потому что они могут вырасти, если только кто-то другой может их взять в кредит под проценты.

Другими словами, кредит – это посредник между тем, что человек своим трудом выращивает (стоимость им произведённого) и тем, что выращивает выхолощенный механический «рост», процент.

Представить это можно в виде двух горизонталей или вертикалей, ползущих в одну сторону в течение какого-то времени. Первая – это то, что создаётся трудом и оценивается в деньгах, в стоимости. Вторая – это то, что создаётся кредитным процентом, также оценивается в деньгах. Их наложение показывает, сколько в итоге выращивает труженик, а сколько «выращивает» кредит.

Если труженик БЕРЁТ кредит, то наложение двух линий может показать, что остаётся у кредитуемого в результате ЕГО усилий по выращиванию, после вычета роста кредита. Если учесть, что труд – это время и усилия, а процент – это всего лишь умозрительная величина, которая создаётся одной мыслью, то ответ очевиден:

кредит – это опосредованная (безнравственная, но, увы, УЗАКОНЕННАЯ) форма присвоения ЧУЖОГО ТРУДА.

Тринадцатая глава