Конкуренция денег

Комбинаторика денег

Глава десятая

Распределение продуктов и деньги, их взаимосвязь

Когда стадия развития первобытного человека подошла к той точке, где производительный труд стал давать чуть больше продуктов, чем требовалось для прокормления и продолжения рода, то возникшая разница между вложенным трудом и полученными продуктами (необходимого количества и излишков) немедленно была кем-то присвоена.

Не могла быть не присвоена. Ибо человек уже тогда знал, что это вот сейчас появился излишек… а пройдёт несколько дней, и этот излишек может спасти ему жизнь. Следовательно, для собственной безопасности излишек лучше всего присвоить.

Борьба за жизнь. По-иному и быть не могло. Есть у человека такой инстинкт – стремиться к безопасности своей персоны.

Следующий шаг после присвоения излишка (получения бОльшей безопасности себя за счёт других) – выстраивание такого состояния на будущее. Когда изъятие излишков и присвоение их себе происходит на постоянной основе. Оно тоже вполне логично может быть объяснено всё той же борьбой за жизнь. От изъятия у малого количества окружающих людей, человек, тот, кто первый догадался воспользоваться правом силы для присвоения себе излишков, созданных трудом других людей, будет стремиться к изъятию их у столь многого количества людей, сколь это возможно в его силах.

На этой стадии возникает такой элемент жизни людей, который в дальнейшем будет только усложняться и усложняться. Он называется управление людьми. Когда малая часть людей управляет людьми, как неким общим для управления, хотя и достаточно разнообразным, но всё же единым, объектом.

Такое первое управление происходило на основе права силы. Или – на основе прямых приказов. Распределение продуктообмена становится директивным. Вот эту часть – мне, вот эту – тебе, о управляемый, который подчиняется моей силе.

В течение нескольких поколений сложилась система наследования права силы и возникла традиция подчинения избранным когда-то (уже и забылось, что изначально действовало право силы, а не право наследования) по поводу чего-то… управлять.

Но спустя какое-то время «объектом» стало трудно управлять в силу всё большей и большей многочисленности людей, к тому прямые приказы о продуктообмене постепенно перестали выполняться.

Дело не в том, что люди не подчинялись сложившейся к тому времени системе власти, основанной уже не только на силе, но и на традиции многих поколений, а в появившемся УЖЕ разделении труда. При котором конечный продукт должен подвергнуться на каждой стадии своей обработки приложению труда РАЗНЫХ людей. Как только система разделения труда усложнилась до трёх-пяти операций, как только потребовалась транспортировка сырья (для завершения создания конечного продукта) из одного места в другое – ПРЯМЫЕ ПРИКАЗЫ перестали эффективно действовать.

И здесь очень важно остановиться и осознать следующее: «объект» (т. е. люди в массе) всё ещё находился под управлением, только состояние его изменилось.

Управление существует для того, чтобы достигать какой-то цели, а цель оставалась всё та же – обеспечение безопасности себя, управленца, и уже своих потомков, которые наследовали, полученные когда-то права!

Наивысшую безопасность всегда давала и даёт ТОЛЬКО ВЛАСТЬ.

Т. е. право на управление (неважно как оно достигнуто). Ибо только власть может так перераспределять продукты, требуемые для поддержания жизни управленца, что их всегда ему хватит. Об эффективности института власти на деле убедилось не одно поколение управленцев. И они, эти поколения, совершенно не желали упускать власть из своих рук в результате усложнения жизнедеятельности общества – «объекта».

Таким образом, атавизм стремления власти (всегда и во всём) тянется к нам из глубины веков, по-волчьи подпитываясь простым инстинктом выживания. Достаточно отказаться от власти (добровольно и осознанно), т. е. преодолеть свой инстинкт, как возникает совершенно другая ситуация. Ситуация, при которой умиротворять инстинкт человека к выживанию любой ценой, будет нечто иное.

Управленцы, сталкиваясь с трудностями управления на основе прямых приказов, были вынуждены изобретать новые способы, чтобы сохранить status quo.

Но сила власти уже НЕ решала буквально проблему взаимоотношений людей, которая состоит в упорядочении мены продуктами. Если власть не обладала инструментом, при помощи которого мена была бы быстра и эффективна, то такая власть теряла своё влияние.

Один умный человек сказал о возникновении торговли так: она возникает тогда, когда нет возможности по тем или иным причинам осуществить управление обменом продуктов через приказ, через прямое и однозначное подчинение одних людей другим.

Интересно в этой связи отметить, что первое появление денег (по всем историческим анналам) связано либо с Египтом, либо – с Ассирией (хотя и возникают определённые сомнения в их древности). Именно там сложились в те времена (да и доныне) практически идеальные условия для ведения сельского хозяйства (читай, избытка продовольствия – читай, резкого увеличения количества людей!), и именно там «зафиксированы» первые государственные образования.

И именно там в качестве денег очень быстро появилось золото.

Если проанализировать ту ситуацию с властью на местах, то очевидно, что цари и фараоны тех земель, в силу роста своих народов, рано или поздно БЫЛИ ВЫНУЖДЕНЫ столкнуться с острейшей проблемой управления.

Проблемой РАСПРЕДЕЛЕНИЯ ПРОДУКТОВ.

Без быстрого и кардинального решения этой проблемы государства бы распались (а сказки о них не дожили бы до наших дней!).

Логично также предположить, что коль эти государства не только не распались, а ещё и остались в истории, как ПЕРВЫЕ государства (либо вторые или третьи, что не суть важно, тысяча лет – туда, тысяча лет – сюда!), то они сумели наладить распределение продуктов таким образом, что государство оказалось «сцепленным» не только механизмом вульгарной СИЛЫ (как мы показали, на определённом уровне сила НЕ решает проблем управления), но и чем-то ещё.

По опять же размышлении, кроме денег в их нынешнем состоянии, никакой другой механизм НЕ мог обеспечивать должной сцепки в безупречном функционировании государственного устройства.

Вот именно в этом месте требуется признать, что тайна возникновения денег – особенно ИХ ВЫДУМЫВАНИЯ в той структуре и в том алгоритме, что они существуют и сейчас – представляет из себя действительно ТАЙНУ.

К разгадке этой тайны приближались многие исследователи (из особенно пытливых). И вот что они обнаружили.

Не секрет, что Библия (а это, по самым скромным подсчётам, аж две с половиной тысячи лет!) однозначно трактует в Ветхом Завете о запрете евреям давать деньги в долг своим соплеменникам под процент, однако, разрешает это делать с другими народами, а Новый Завет однозначно запрещает давать деньги в рост вообще. Кому бы то ни было.

Ислам, который моложе христианства, тоже говорит о том, что в рост давать никому и никогда нельзя.

Другими словами, Библия утверждает, что при первых евреях деньги уже были. Причём такие, которые МОЖНО было давать в рост.

Если же копнуть ещё глубже, то по разным источникам почему-то выходит, что в Древнем Египте собственно деньгами были разные предметы, от мер зерна и голов скота до глиняных табличек-расписок, выдаваемых хранителями складов, тем, кто сдавал туда зерно на хранение. Золото появилось как-то незаметно, уже ближе к появлению еврейского племени и связанных с ним пертурбаций (отсылаем вас к Библии, чтобы не разжёвывать исторические моменты).

Т. е. налицо взаимосвязь между изгнанием евреев из Египта и старт Ветхого Завета, как одного из самых авторитетных источников древности. Где-то в этом промежутке деньги, в их нынешней ипостаси, приобрели законченную форму.

Со следующими характеристиками:
Деньги – золото, серебро, драгоценные камни.
Деньги – могут даваться в рост (ибо о запрете или разрешении делать это говорится прямо).
Деньги – неизвестно кем эмитируются (вернее известно кем, ВЛАСТЬЮ, но вот кто она в то время?).

Чтобы не мучать вас догадками, скажем прямо, есть мнение, что и деньги, и процент на капитал (т. е. ростовщичество) было придумано древними жрецами Египта, которые хотели власти над миром. Для этого они выбрали совершенно тупое племя скотоводов, каким-то образом научили самого главного пастуха СВЯТЫМ истинам, вложили ему в руки скрижали, снабдили его инструкциями, самая главная из которых гласила: «Вот тебе способ эмиссии денег, вот тебе инструмент того, как из ничего, через рост денег, их выращивать в своё удовольствие». В общем, что-то вроде этого.

Неясно в этой связи, почему, однако, выбрали евреев, а не себя самих – жрецов.

Неясно также, а что сами жрецы делали в это время.

Неясно, зачем такой ОФИГИТЕЛЬНЫЙ инструмент предполагаемого и БУДУЩЕГО управления миром, жрецы передали в руки совершенно другого народа… В общем, тайна так и осталась тайна. А нам приходится иметь дело только с тем, что у нас есть сейчас.

Одиннадцатая глава