Конкуренция денег

Комбинаторика денег

Глава первая

Краткая история денег с точки зрения свободы

Говорят, что первые деньги самостоятельно вычленялись из бартерной, меновой торговли, когда методом проб и ошибок, или, иначе говоря, простой практики мены, одни физические, материальные предметы стали более удобны для придания им функции переходной стоимости обмениваемых товаров или услуг, а другие – менее.

Говорят, что функция придания некоторым материальным предметам меры стоимости ознаменовала собой очень важную веху. Мол, получилось так, что некоторые люди стали быть как бы «более приближёнными» к этим предметам, а некоторые – менее.

Спорность вышеприведённых предположений заключается в том, что людям было бы на это откровенно наплевать, если бы почему-то обладанию деньгами не стало бы придаваться определённое значение.

А вот, кто, как, когда стал придавать значение обладанию деньгами – мы, увы, не знаем.

В идеале – для того, чтобы жить и существовать всё достойнее и лучше, надо упорнее трудиться: создавать себе всё новые и новые блага, наполняющие жизнь смыслом, делающие её богаче. Однако не секрет, что всегда есть возможность заполучить низменные, материальные блага жизни, как то: пищу, одежду и т. д. НЕ трудом, а иными способами: отъёмом благ у других людей, используя силу, хитрость или власть.

Другими словами, некоторые люди, в силу тех или иных причин, находили и находят способ, при котором они могли и могут обходиться без принципа самостоятельного создания благ. Они получали то, что другие получали от увеличения своего труда, за счёт своего положения, будучи, так или иначе, более приближёнными или напрямую обладая тем, что помогало решать проблему ОТЪЁМА материальных благ, созданных другими.

Вызывает сомнения сложившееся мнение, что возникновение такого рода ситуации заняло большую эпоху, происходило медленно, плавно.

На это указывает позиция многих исследователей, которые обоснованно считают, что организация государств и возникновение денег в их нынешнем состоянии – прямо взаимосвязаны. Организация одного толкала развитие другого, и – наоборот.

Логичный вывод.

Государство – это совокупность людей, объединённых территорией, языком и экономическими связями отдалённых областей этого государства друг с другом. А также государство – это ВЛАСТЬ. Более или менее упорядоченная торговля практически невозможна, если две отдалённые территории решают поторговать друг с другом без некоей третьей стороны, силы, устанавливающей для них правила.

Однако с вводом необходимого элемента-посредника в торговле, иначе – ценностного ориентира, с созданием государства, иначе – института надзора, устанавливающего правила относительно использования этого элемента – задачи торговли к обоюдному интересу ВСЕХ участвующих сторон: территорий, людей, государства РЕШАЮТСЯ!

Из неразрывности функций государства и денег в нём вытекает следующая логическая связь: деньги исполняют роль катализатора торговли только в случае их стандартизации.

Причём на решение этой задачи много времени и особенно ума вовсе не требуется. Осталось, правда, понять, а кому нужна торговля?

Торговля нужна всем – вот распространённый ответ. Нет, без торговли многие могут вполне обойтись. Всем нужен результат торговли – удобство пользования товарами и услугами. Их наличие в близкой доступности. А также возможность воспользоваться ими.

Предоставить же результат может только соответствующий процесс торговли, причём бессистемная его организация может привести только к хаосу, а значит – к неудобству.

Так вот простая стандартизация денег всего лишь ускоряет процесс, без придания ему функций упорядоченности. А полностью приводит в порядок предварительную стандартизацию и берёт её под свой контроль некая ВЛАСТЬ, заставляющая принимать этот стандарт, как данность, и выполнять его требования.

Если результат торговли нужен просто людям (причём, важно отметить, что, собственно, результаты людям могут потребоваться только после начала ПРОЦЕССА! – ибо сначала людям эти результаты нужно увидеть и оценить, а вот это-то как раз предоставляет им процесс!), процесс торговли организует государство. У людей, таким образом, возникает определённый контроль над результатом, а у государства – над процессом. Ответить, кому что нужнее – это означает дать ответ на очень трудный вопрос.

А мы попробуем.

Если не вводить монополию государства или ИНОГО властного образования над методом и способом функционирования денежной системы, то грош такой монополии цена, не правда ли? Моментально образуется ситуация лебедя, рака и щуки.

История (знакомая нам) полагает, что именно такой монополией обладали первые властители (к примеру, у всех на слуху то, как русские князья имели право чеканить свою монету в своём собственном княжестве!), но вот почему-то только в 15-м веке монополии тогдашних государств (или княжеских или иных формирований) начали активно теснить КОММЕРЧЕСКИЕ структуры.

Выразилось это комплексно, а в исторических пересказах и вовсе свелось в основном к религиозным войнам и расколам. Почему-то.

В этом моменте очень интересно проследить то, почему, по какой причине начинались эти самые религиозные расколы, потрясшие всю Европу. И сопоставить несколько фактов.

Начнём с фактов.

  1. Отсутствие золота в Европе. Вернее оно есть, но у кого?
    • Во-первых, у церкви, накопили через пожертвования, через крестовые грабежи Константинополя, через десятину.
    • Во-вторых, у государей всех мастей; ну с этими всё ясно – налоги, таможня, торговля.
    • В-третьих, у аристократии. С этими тоже всё ясно.
    • В-четвёртых, буржуазия, которая только-только появилась на свет. В виде купцов, первооткрывателей, мореходов, ну и прочих ремесленников-самоучек. Вот у неё золота было мало. Иначе эта самая буржуазия не начала бы мутить.
  2. Наличие сильной СОСЛОВНОЙ власти. Которая в себя включала два корня: светский и духовный, выражаемые соответственно через аристократию и церковь.
  3. Бесправие всех остальных сословий. Политическое.

Недовольства народа в целом не было. Если князь, аристократ, царь, король не наглели, вели себя мудро, то ропота не было. Косвенным тому подтверждением является настроение русского народа ещё в конце 19-го века. Крестьяне сдавали полиции смутьянов-народовольцев, выступавших ПРОТИВ царя (и это несмотря на крепостничество и все тяготы, связанные с ним!). Дух подчинения двум силам, на которых держался мир: самовластью и церкви, был очень силён. Но это в России, не испорченной к тому времени буржуазией.

Можно предположить, что в Средние века точно такое положение, а именно подчинение народов двум силам (королям и церкви), существовало и в Европе. И всех устраивало. Кроме буржуазии. Которой не хватало власти материальной (королевской) и духовной (церковной). Впрочем, об этом история тоже не умалчивает. И прямо говорит, что буржуазии нужна была для развития собственных сил свобода. Передвижения, в первую очередь. Выражения, во вторую. Поиска путей, как сделать так, чтобы…

Чтобы что?

Чтобы взять власть. Желательно обе сразу. Ибо умный человек всегда видит, что власть по трону и власть от Бога – в принципе есть одно и то же. Две стороны одной медали.

Но взять власть у короля какой-то там мелкой прослойке буржуа было очень трудно. Поэтому в дело вступил долгий и мощный план.

Назывался он просто: узаконение ростовщического процента на ссужаемый капитал. Повсеместно. На всё. Всегда. Везде.

Не зря, ох не зря самые первые достоверные исторические сведения о том, как быстро этот самый узаконенный ростовщический процент начал двигать торговлю, относятся к 15-му веку. Видимо до этого века этот самый процент достаточно успешно глушился церковью словами, а наказывался властью светской по жизни.

Поэтому-то и произошла Реформация. Чтобы постепенно, через череду восстаний, войн оттягать у единой католической церкви всё, включая УЗАКОНЕНИЕ ростовщического процента, как главную, основную и незамутнённую суть. Потому что только церковь прямо воспрещала этот самый процент. Королям же было не до него. Они правили землями.

Буржуазия поняла тогда, может быть впервые за всю историю человечества, что первым должен поменяться мозг человека. Вернее то, чем его наполняют. Тогда и всё остальное поменяется уже под это изменение.

Дальше нам история знакома. Реформация установила новые церковные переделы, где отделившиеся церкви: англиканская, протестантская и другие ПОЗВОЛЯЛИ взимание ростовщического процента БЕЗУСЛОВНО. В Англии это было введено даже в закон. Да, да, в самом начале 16-го века.

С этого самого времени возникла новая ситуация, которая описывается в каждом учебнике по экономике (в разделе ИСТОРИЯ денег!). Про итальянских банкиров, сидевших на banco – скамьях-сундуках, хранивших там золото, сданное торговцами на хранение. Про выдаваемые ими расписки за хранимое золото. Про неснижаемый остаток золота, позволяющий им рисовать чуть больше расписок, чем у них имелось золота, про плавное замещение этими расписками самого золота. Про возникновение современных денег, другими словами…

В этом месте наше исследование истории денег можно прекратить, потому что, как дальше ни исследуй, всё равно выходит одно и то же: вся знакомая нам история денег есть отражение того, как они развивались не для счастья всех, не во имя свободного развития всех, а для чего-то другого, весьма и весьма искусственного, неестественного и даже… вредного.

Утруждать себя доказательствами, что это именно так, мы не будем. Вы прекрасно представляете себе степень и градус эмоций людей либо когда только заходит речь о деньгах, либо – когда надо принимать решение о них же. Тогда как дышим мы на Земле легко и свободно. Ощутите разницу, как говорится.

Историю развития денег можно изучать до бесконечности, нет края этому увлекательнейшему занятию. Но, если бросить короткий взгляд на эту же историю с высоты, не вникая в детали и частности, характеристики и вероятности, то можно увидеть одну важную черту, которая присуща всем деньгам нынешнего цивилизованного мира без исключения. Эту черту кратко можно охарактеризовать так: деньги создаются из ничего усилием воли (желанием) определёнными структурами мира либо по мере необходимости в чём-то (для выполнения чего-то, решения каких-то локальных задач), либо в силу сложившихся обстоятельств (так было раньше, так будет и сейчас) по заданному алгоритму (если будет то-то, то создаётся денег столько-то, если другое – то создаётся другая сумма).

Исключений двух вышеприведённых случаев последние 500 лет в истории человечества не наблюдается. Некоторые исследователи, опускаясь в изысканиях истории глубже, чем на 500 лет, находят-таки отличия тогдашних денег от нынешних, но их находки и доказательства в чём-то нелогичны и достаточно легко могут быть опровергнуты. Либо, что вероятно, исследователи просто ещё не нашли и не представили достаточно убедительных доказательств, что в древности (ранее 16-го века) всё было иначе в плане денег.

Заключить наш краткий исторический обзор можно следующим: на каком-то этапе развития человечества деньги, как меновой ориентир и средство эквивалента стоимости, возникли, и в скором времени права эмиссии и контроля над ними были, в силу тех или иных обстоятельств, захвачены либо «государственными» либо иными силовыми структурами, а порой и просто единолично людьми (властителями). Подобное состояние дело сохраняется и поныне.

Свобода на эмиссию денег, изначальное право человека, такое же, как право на жизнь, труд, мир – было изъято у человека и растворено в сначала религиозных, затем – экономических, затем – юридических, затем – в бог весть каких уложениях и проскрипциях, вплоть до полного забвения изначального смысла относительно того, а для чего, кем и как это было сделано. До тех пор, пока агент – деньги – носился среди людей и не мешал им жить, вызывая лишь кратковременные проблемы, до тех пор, пока сила права и право силы главенствовали в отношениях между людьми, к проблеме денег с этой стороны никто особенно и не подступался.

Ситуация нынешняя (тому уже лет пятьдесят как) в корне изменила отношение к проблеме денег. Выяснилось, что финансовая система, работающая так, как она работает, является препятствием к осуществлению присущих человеку свобод. Давайте попробуем разобрать текущую ситуацию с деньгами.

Вторая глава