Конкуренция денег

Комбинаторика денег

Глава шестая

Удавление двух континентов

Середина средневековья – перезагрузка «библейского проекта». Разница между «завоеванием» Северной и Центрально-Южной Америк. Алломены атцеков и майя. Узелковые «деньги» инков. Слово об учётности.




После того, как чума середины 14-го века уничтожила треть Европы, а Руси не коснулась, заправилы библейского проекта решили свернуть брактеаты, как выполнившие свою задачу, потому что лучшего времени и не найти для завершения подобных вещей, кроме как в дни горя и несчастья, и обратить свой взгляд – раз уж на юг дорога была закрыта арабами, на юго-восток – Византией, а на восток – Ордой, через Атлантику на Америку. «Сказки» о том, что никому ничего до Колумба не было известно о существовании огромного материка за Атлантическим океаном, медленно, но верно, уже развеиваются. Достаточно указать лишь на одно свидетельство, которое подрывает ВСЮ базу исторической науки в этом плане: в начале 16-го века в Европе появились карты турецкого адмирала Пири Рейса, на которых были изображены обе Америки (которую Колумб ещё НЕ открыл, дойдя лишь до островов рядом с Кубой), и до кучи, и Антарктида, с неё было снято масса копий.

Северная Америка пребывала в родоплеменном строе, и глубокая разведка на запад, предпринятая в течение двух первых веков после высадки «Мэйфлауэра» около Нью-Йорка, показала, что весь континент представляет из себя земли, сплошь заселённые только охотничьими племенами, без какого бы то ни было уровня такой цивилизации, чьи достижения можно было освоить и, изучив эти достоинства, выработать ИНОЙ подход к неминуемому поглощению. Поэтому-то решение о Северной Америке было принято цинично-библейское: всех уничтожить ПОД КОРЕНЬ. Что и выполнялось с тщательностью и истовостью пуритан, из которых в основном и состояли первые волны переселенцев.

Денег у североамериканских индейцев не было, только алломены. В связи с этим уместно вспомнить исторический то ли анекдот, то ли достоверные сведения о том, что остров Манхэттен, где ныне базируется один из оплотов Запада, был куплен за пригорошню дешёвых стеклянных бус (другие источники утверждают, что список предложенных товаров был больше, там были ножи, одежда, посуда). В дальнейшем, все европейские переселенцы, продвигавшиеся факториями на Запад, предлагали индейцам лишь бартерные обмены и не выявили у них никаких признаков индейских денег. Сами же европейские деньги, которые иногда индейцам предлагались, исконными жителями отвергались, они искренне не понимали, для чего те ВООБЩЕ нужны.

Такая «инфантильность» с точки зрения европейцев, вкупе с обкуренностью индейцев (этот генетический яд вызывает необратимые последствия в поколениях людей, подверженных этой привычке – нам неизвестно, сколько поколений индейцев употребляло курение, но, видимо, долго, раз они не смогли противопоставить европейцам ничего толкового в плане сопротивления им), позволяла наступающим лукавым представителям библейской цивилизации порождать волны недоверия племён друг к другу, сталкивая их в кровавых междуусобицах, а затем методично уничтожать всех выживших с обеих сторон.

История уничтожения североамериканских индейцев – это аналог избиения «невинных младенцев», полностью скопировано из Библии. По духу, выраженному ещё Иисусом Навином.

Иное дело – Америка Южная и Центральная, где были обнаружены высокоразвитые цивилизации. К ним, к жителям этих Америк было применено не уничтожение, а постепенное охристинианивание (результаты этого заметны ныне, как принадлежность ВСЕЙ Южной и Центральной Америк к ветви библейского проекта – католичеству).

Ацтеки, по одним источникам, употребляли в качестве денег – бобы какао, по другим – медные мотыги плоской формы, в изобилии находимые ныне в раскопках, по третьим – куски хлопчатобумажной ткани, по четвёртым – «деньгами» служили драгоценные камни, кусочки золота, серебра, искусно выделанные предметы домашнего обихода и оружия… Из этого перечисления всевозможного «добра», проецируемого историками и исследователями на роль «денег», сразу видно, что ацтеки имели развитую торговлю, потому что общественное объединение труда было высокоспециальным (делилось на сельское хозяйство, ремесленников, строителей, воинов и т. д.), и занимались поэтому в основном бартером, но для упорядочения торговли в их среде естественным образом начали выделяться алломены, среди которых были и продукты питания: бобы какао, а также, видимо, маис (кукуруза) и не продукты питания, но все продукты находились лишь в ЕСТЕСТВЕННОЙ стадии перехода их в прейскурант. Но не успели перейти, пришли испанцы.

Майя, жившие по «соседству» с ацтеками, по имеющимся у исследователей данным, употребляли в качестве алломенов всё те же бобы какао. Сохранились даже данные о том, что первым испанцам какое-то время даже платилась зарплата этими бобами, по курсу обмена на испанские золотые реалы.

Другие, менее значимые и малоизвестные цивилизации употребляли схожие с майя и ацтеками алломены, в разных видах их приближённости к застывшим формам современных «денег», но ни один алломен так этого и не достиг (цивилизации Америк были РАЗРУШЕНЫ Западной цивилизацией, библейским проектом).

Есть только одно уникальное исключение, о котором ниже.

Инки, жившие на территории современного Перу, относятся к категориям цивилизаций, чьи «деньги» до сих пор не удаётся обнаружить, и это при том, что их «деньги»… известны всем интересующися этим вопросом. Это так называемая «узелковая письменность», о которой пока рассказывают, лишь как о своеобразном средстве УЧЁТА товаров и продуктов, производимых инками.

Если представить, что перемещения трудовых ресурсов, отчёт о выполнении работниками общественных работ (вид налога), сам налог (передача части урожая или ремесленных продуктов в казну), распределение полученных продуктов по разным каналам: вверх – управленцам (знати), по горизонтали – среднему управленческому звену, вниз – на обеспечение труда работников, сведение всей информации в значимые базы данных (по типу бухгалтерии) регистрировались на такого рода нитях с узелками, то нетрудно представить, что эта система и есть «деньги», только «деньги», не предназначенные для СВОБОДНОГО перемещения субъектов информационной значимости (самих монет) в среде их держателей, а «деньги»-регистраторы, «деньги»-ниточки, на которых хранилось УПРАВЛЕНИЕ обществом, его экономикой.

Отличие «денег» инков от наших «денег» состоит не только в отказе «деньгам» инков права на свободное хождение среди людей – как бы тоже вполне себе «свободных» субъектов экономики, как бы творящих что они хотят по своему собственному произволу и как бы ни от чего не зависящих, но и в полном отрицании права «денег» инков вообще существовать где-либо и как-либо, кроме как в руках управленцев-учётчиков, под их непосредственным менеджментом. Мы все помним фразу Ленина, что «социалистическое народное хозяйство – это учёт и контроль» – инки же реализовали эту мысль творчески БЕЗУПРЕЧНО.

Если вспомнить СССР – суперконцерн Иосифа Сталина, выстроенного под его руководством, то безналичные деньги в виде товарооборота и учёта этого товарооборота, обретавшегося на БУМАГЕ, в виде циркуляров, писем и бухгалтерии предприятий, индустрий и главков, сведённых в единую базу Госплана – и есть аналог «письменности инков» XX века, если её перевести с бумаги на нитки с узелками.

Аналогов инкских «денег» можно немало увидеть и в современности: это, как правило, системы внутрифирменного учёта крупных компаний, производящих такого рода продукцию, часть которой употребляется внутри себя самой – т. е. конгломератом, производящим конечный продукт, но задействуя под своим контролем всю производственную цепочку, от добычи сырья до производства самого товара. Вообще, всякая внутренняя система учёта чего-либо в плане ведения деятельности – это и есть «инкские деньги», выраженная ДРУГОЙ МЕРОЙ, на другом носителе, но и только-то.

Библейский проект, в лице пионеров-завоевателей – испанцев, придал правильное значение «открытиям» инков в этом плане, хотя избранный магистральный путь завоевания всего мира через ростовщичество предполагал СВОБОДНОЕ хождение информационных субъектов среди людей, предполагал «мягкое» рабство, рабство, не осознаваемое людьми. И оставил носителей УЧЁТА в общем и целом в живых, как народности, нации. Инкская система информационного обмена была системой ДРУГОЙ МЕРНОСТИ, которая мало предусматривала развитие общества через свободное развитие людей, подавляла это развитие и глушила его, придавая обществу инков ЗАСТЫВШИЕ формы. Именно поэтому они были легко сметены горсткой испанцев. Но как сам факт приближения к УЧЁТУ – это было оценено и за это была пожалована «жизнь».

Система «денег» инков уникальна в истории человечества тем, что она, наверно, единственная в своём роде из известных нам пока систем, которая ПЕРЕПРЫГНУЛА через естественный пошаговый путь развития денег, изложенный в первой главе, и вплотную подошла к следующему этапу, на который сейчас выходят и рано или поздно неминуемо выйдут все деньги, в том числе и мировые.

Приведём схему ещё раз:
1. Мена.
2. Алломен.
3. Мера стоимости.
4. Инвариант прейскуранта.
5. Эквивалент стоимости – деньги.

И добавим, что будет ПОТОМ. Под номером ШЕСТЬ.

УЧЁТ. Этот учёт будет выражен весьма разнообразно, с помощью как средств материальных носителей (инки вот придумали нитки и узелки, в СССР – это были госплановские указивы, директивы, объединённые сначала в бумагопотоке, затем на ЭВМ на перфорированных картонных карточках), так и с помощью средств виртуального оцифровывания, как ныне. Резонно заметить, что переходы между МЕНОЙ и АЛЛОМЕНОМ, АЛЛОМЕНОМ и МЕРОЙ СТОИМОСТИ и т. д., так же, как и между ЭКВИВАЛЕНТОМ СТОИМОСТИ и будущим интегральным УЧЁТОМ не происходят одномоментно – это долгие процессы, где одни формы благополучно существуют, соседствуют, т. с., взаимодополняя формы другие, а различия их между собой нам нужны как для лучшего понимания, так и для того, чтобы предполагать, что будет потом.

Одним из проектируемых «учётных» конфигураций вероятностного будущего (поскольку будущее МНОГОВАРИАНТНО!) являются обязательства (они будут рассмотрены далее), как двустороннего порядка, так и группового, может быть даже межцивилизационного, в виде интегрального отображения в экономике фактически складывающейся или сложившейся в той или иной мере СОБОРНОСТИ, а также защиты самой соборности от недолюдков.

Другой конфигурацией учётности является возможная ОТМЕНА всех существующих ныне денег и их форм, как материальных, так и виртуальных, и в виде алломенов и инвариантов прейскуранта, с переходом информационных потоков под полный контроль мировой закулисы (разумеется, это будет касаться прежде всего так называемой «оцивилизованной» цифрой части мира). Образцом-предтечей этого направления (кстати, явно проталкиваемого в общественном безсознательном, как якобы единственно возможной альтернативы) является кредитно-дебетная банковская карточка, которая уже ныне может быть легко и свободно интегрирована с любым цифровым устройством, допустим, мобильным телефоном, либо – в случае изобретения (а может это уже изобретено и лишь ждёт своего «часа»!) чипов, могущих долгое время работать без подзарядки, или подзаряжаться через вай-фай – прямо в тело человека. Дальше – дело техники и РЕГУЛИРОВАНИЯ управленцами, кто сколько «заработал» из таких людей-роботов, и кто сколько на что прав имеет. Сигнал, и «робот»-недолюдок отключён от кормушки. Сигнал, и снова включён.

И «обязательства» соборного, т. е. свободного типа, и встроенный в тело человека учётный чип, т. е. контролируемый извне, с подавлением свободы человека – оба эти тренда взаимоисключающи и выражают собой концентрированную суть двух концепций, которые ныне есть в мире: концепцию общественной безопасности и толпо-«элитарную».

То, что мы на примере «узелковых денег» инков, суперконцерна Иосифа Сталина, с его тремя контурами обращения денежной информации, имеем достаточное представление о самой системе УЧЁТА, как о следующем шаге в развитии денег, кое-кому может представляться безплодным умствованием на ровном месте, потому что описываем вроде как банальности. Но это не так. Всякая тенденция имеет вероятность сбыться в будущем, даже самая маловероятная на первый взгляд. А тенденция к учётности ЕСТЬ.

Приведём ещё раз схему возникновения-развития «денег» и продолжим её в пункт 7.

1. Мена.
2. Алломен.
3. Мера стоимости.
4. Инвариант прейскуранта.
5. Эквивалент стоимости.
6. Учёт.
7. Соборная комбинаторика или учётный кошмар.

Вторая часть пункта 7 (учётный кошмар) в нашем исследовании комбинаторики денег (теперь ясно, откуда взялось название книги?) детально исследован в романе Ефремова «Час быка». Краткое содержание книги таково: на какой-то планете бездумное население своими собственными действиями и наглой, циничной мыслью и управлением своей собственной мировой закулисы было доведено до такого состояния, при котором воспроизводство людей стало контролироваться ТОТАЛЬНО. Желающим осмыслить эту книгу в том числе и с зрения развития денег такая возможность предоставляется. Эта книга есть в интернете, в свободном доступе. Бери и читай, как говорится.

Нынешнее состояние человечества, применительно к нашей схеме, можно отнести в область нахождения между пунктами 4 и 6. Дело в том, что до 6 пункта человечество УЖЕ дошло, и какие-то части общественного устройства УЖЕ ведутся по учётному принципу, в том числе и в информационно-денежном плане, хотя большинству людей кажется (если кажется, конечно, потому что многие даже НЕ ДУМАЮТ ни о чём подобном!), что максимум, где человечеству быть и пребывать в бездумном «ныне и навсегда» – это пункт 3 (мера стоимости). Мировая закулиса прекрасно знает про инвариант прейскуранта, но тормозит его всеми возможными средствами. Ибо по осознанию этого момента глобально мыслящим пока увы меньшинством произойдёт достаточно БЫСТРЫЙ по меркам смены поколений ПЕРЕВОРОТ к учёту, за которым, ещё быстрее наступит либо соборная комбинаторика, либо – учётный кошмар. Провести человечество мимо пунктов 4, 5, 6 и отправить его прямиком во вторую часть пункта 7 – вполне может быть тщательно скрываемым вектором цели мировой закулисы на ближайшие годы.

Ну а нам следует знать про это и вырабатывать свой ответ на неправедность закулисников.

Седьмая глава