Конкуренция денег

Комбинаторика денег

Глава пятая

Деньги славян

Хроники о славянах. Безкатастрофичность развития русской цивилизации. Цивилизационная общность. Неудача с внедрением биметаллизма. Придание ему свойств инварианта ономена.




Существование цивилизации древних славян, начиная примерно с I века нашей эры (а может и ранее), подтверждается тремя объективно выявляемыми факторами: единством языка, этнической однородностью и единством территории. В хрониках соседствующих со славянами цивилизаций тех времён, на эти факторы неоднократно указано. Термин «цивилизация» в самом общем смысле этого слова раскрывается как одинаковый и общий смысл существования для всех членов сообщества людей в их безсознательном на протяжении многих поколений. Следует отметить, что именно агрессия христианства, протекавшая как различные по качеству и характеру действий «удары», в том числе и военные, в немалой степени ответственна за разделение славянства на ветви, которые проявились позднее (западная, южная и восточная). Хотя, конечно, возлагать всю вину за случившиеся последствия только на христианство было бы неразумно.

Начиная с I века и до века VIII, существовавшая БЕЗ КАТАСТРОФ на протяжении СОТЕН ЛЕТ, единая цивилизация славян расширилась до своих максимальных размеров, обнимая территорию от Одера до Дона, от Невы до Царьграда. Несмотря на ПОЛНОЕ отсутствие славянских памятников каменного зодчества того времени (за исключением некоторых артефактов, к примеру, на острове Рюген в Балтийском море), относящихся к периоду ранее, чем VIII век (а почему-то только каменные строения являются достаточным и веским доказательством существования цивилизационнообразующей культуры того или иного народа для современной исторической «науки»), кроме славян, на этих территориях никто больше не жил. Или по-крайней мере, у нас нет на этот счёт никаких сведений.

Цивилизационная общность, языковая однородность и территориальная неразрывность указывают прежде всего на существование единства экономического. Ибо невозможно представить, чтобы один и тот же язык на безкрайних территориях существовал просто так, а не БЕЗ постоянно возобновляемой взаимосвязи между разными частями одного целого. Но вот ни общих денег, а соответственно и общей экономики, которую скрепляют эти деньги, «обнаружить» почему-то не удаётся (или не хочется видеть очевидного!). Есть только одно монументальнейшее свидетельство, стоящее «бельмом» в глазу недобросовестных историков и указывающее на «лакуны» в их головах – это всем известные Змиевы Валы (уменьшенная копия китайской Великой Стены), которые и доныне можно увидеть всем желающим южнее Киева. Указывают же Змиевы Валы вот на что: на организованную работу по их возведению, что не могло бы произойти без сведения огромного количества людей ВМЕСТЕ на период работы по их строительству, без подвоза провианта и инструмента этим людям, без их спокойной работы с общей и понятной всем целью – строительство рубежа, отделяющего славян от нападений ворогов с юга (видимо, кочевников). А всё это требует усилий ГОСУДАРСТВЕННОГО масштаба.

Исторический факт: на территории Украины и Белоруссии нередко находят клады серебряных монет с изображениями римских императоров и с латинскими надписями. Это римские денарии I–III вв. н. э. Так как торговля у славян в то время развита была ещё очень слабо, учёные считают, что римские денарии использовались не в качестве денег, а скорее всего как украшения или материал для ремесленников.

Другой факт (уже из истории Руси, восточной ветви славянства), над которым бьются историки не одного поколения, давая подчас совершенно смехотворные объяснения, выставляющие наших предков полными дебилами (к коим скорее можно отнести современных объяснителей и толкователей!), состоит в том, что якобы в 10-м веке на Руси чеканка серебряных денег БЫЛА, а вот в 11-м веке и вплоть до примерно 14-го века монеты с Руси ПОЛНОСТЬЮ ИСЧЕЗЛИ, чтобы затем появиться как ни в чём не бывало, причём на уровне технологий, которые БЫЛИ НИЖЕ, чем тремя веками раньше. Если учесть, что якобы одновременно с исчезновением монет из серебра в ходу появляются якобы СЛИТКИ серебра, из которых наши предки, опять же ну никак не могли догадаться начеканить монет, тем более, что они их только что чеканили как ни в чём не бывало, то вся ситуация с этими монетами выглядит, как ЗАМАЛЧИВАНИЕ совершенно других событий, о которых говорить правду не принято.

К примеру таких: после начала христианизации Руси началось вирусная атака византийцев по всем «правилам» ныне выявленным КОБ – приоритеты первого, второго, третьего, четвёртого, пятого и шестого уровней обобщённых средств управления, т. е.

I – МИРОВОЗЗРЕНИЕ,

II – ХРОНОЛОГИЯ ИСТОРИИ и МЕТОДОЛОГИЯ ПОЛУЧЕНИЯ ЗНАНИЙ,

III – ИДЕОЛОГИЯ,

IV – УПРАВЛЕНИЕ ФИНАНСАМИ,

V – ГЕНЕТИКА,

VI – СИЛОВОЕ УПРАВЛЕНИЕ,

в ходе которой, помимо привоза учёных богословских книг (I уровень), разрушения старых капищ (II уровень), выкорчёвывания языческих праздников и обычаев (II и III уровни), насаждения советов к исполнению в области храмостроения и обрядоверия (III уровень), уничтожения исконно славянской письменности (http://www.pravda-tv.ru/2008/12/20/294), внедрения древне-славянской, основанной на новой религии (II уровень), осуществлялось и ВНЕДРЕНИЕ новых «денег», основанных на биметаллизме (использовании золота и серебра), с одновременной ЗАМЕНОЙ или ВЫТЕСНЕНИЕМ денег «старых» (IV уровень), внедрение «узаконенного» пьянства (V уровень), силовое подавление славян «крестовыми» походами (VI уровень).

Если правильно понять приведённый выше «исторический» факт о кладах римских монет на территории Украины и Белоруссии, то окажется, что без координации первых трёх приоритетов обобщённых средств управления с четвёртым (финансами) – нечего было и надеяться на то, что золотишко с серебришком ПОКОРИТ славян. Оно и НЕ покорило.

Но всё изменилось с ВВОЗОМ христианства на Русь. Поскольку организация в будущем массовой замены денег требовала приличного количества хотя бы серебра (с золотом, видимо, у византийцев были проблемы), а на Руси его отродясь в массовых количествах и не было, то в ходе этой операции приличное количество серебра в слитках было завезено и РАССРЕДОТОЧЕНО по главным славянским центрам через церковников и княжеских подпевал. Началом этой операции послужила чеканка Владимиром серебряных монет, известных ныне нумизматам и историкам как «Владимирово серебро», которое должно было быть подхвачено затем и сопредельными киевскому главе соседними князьями. Судя по всему, подхвачена новая неудобность не была (потому что сразу вслед за этим начался безмонетный период), а слитки, которые в ходе монголо-татарского нашествия и нахождения Руси под Ордой, так и не будучи ни распиленными, ни расчеканенными на монеты, всё же кем-то использовались по назначению, ну и часть их дошла до наших дней – их извлекли из раскопок.

Судите сами: факты можно и нужно интерпретировать в их возможной взаимосвязи друг с другом – активные контакты с Византией по линии продвижения христианства византийского толка на Русь и появление серебряных монет на Руси были почти ОДНОВРЕМЕННЫ. Что позволяет сказать нам о том, что, если гипотетически до Владимира христианской религии, а соответственно её «продвигателей» из Византии было на Руси мало, то мало было и серебряных монет. А как только Владимир крестился, так тут же набежали волны греков, принеся с собой не только свои книги, но и свои деньги, которые были предложены Владимиру ВМЕСТО бывших тогда в обращении СЛАВЯНСКИХ ДЕНЕГ.

Отступление: первые чеканные серебряные деньги – «Владимирово серебро» – были сделаны, видимо, не славянами-русскими, а греческими умельцами, привезённые греческими же распространителями христианства, привёзшими и слитки серебра на Русь. Но по разным причинам, главная из которых – нашествие татаро-монгол – греки так и не сумели в достаточной мере передать технологии чеканки русским, не успели научить их как следует. Ну а русским это и не было надо, у них были свои деньги (из другого материала, не требовавшего молота, наковальни, чекана и т. д.)… Спустя три века другие чеканные серебряные деньги, которые всё же стали выпускаться на Руси, были худшего качества по сравнению с теми, что были три века назад, потому что они стали выпускаться уже русскими, заново вырабатывающими технологию чеканки, а не умельцами-греками. На отработку технологии ушло какое-то время. Вот поэтому, после БЕЗМОНЕТНОГО периода, длившегося несколько веков, первые русские чеканки были кривые.

А вот об исконных СЛАВЯНСКИХ ДЕНЬГАХ сведения есть. В свидетельствах западно-христианских историков. Все они пишут о том, что на Руси были в ходу «кожаные» деньги, шкурки мелких животных, типа белок. Степень их использования (передача из рук в руки) доходила до того, что мех с «кожи» полностью слезал. Мы, нынешние, знаем, что обувь, которая сделана из кожи, можно носить ГОДАМИ. По грязи, по слякоти, в снег, в дождь и жару. Да, кожу, как и всякую материальную вещь, можно истеребить так, что она придёт спустя какое-то время после эксплуатации в негодность. Но, если кожу применять, допустим, на шитьё верхней одежды, то её можно носить уже десятками лет. Если же кожу применять не в качестве одежды, а как разменный и обменный материал, бережно хранить, то она может храниться и столетиями, пока окончательно не пересохнет, если, опять же, за ней не следить. Кстати, до «изобретения» бумаги, первые книги северных стран делали из переработанных, выделанных шкур ягнят. Из кожи то бишь. И делали книги с прицелом на ДЛИТЕЛЬНОЕ ХРАНЕНИЕ.

Таким образом, что могло, собственно, мешать славянам в течение ДОЛГИХ ЛЕТ использовать «кожаные» деньги? Да, ничего, если учесть, что хозяйственная жизнь БЫЛА на протяжении веков и веков, огромные территории были ЗАСЕЛЕНЫ населением с одним и тем же языком, а серебра, золота на этой территории никогда и НЕ БЫЛО, как не было никогда до Батыя и «иноземного» завоевания (которое могло бы внести свою денежную систему и заставить население применять её). Поэтому естественным, понятным и логичным выводом было бы то, что жившие тогда славяне и употребляли, выбранный из опыта своей жизни материал, который более всего подходил для этой цели. Кстати, кожаные деньги в некотором отношении ничуть не менее удобно хранить и переносить. А может быть даже и считать, если приноровиться. Ну а просто щупать их – так просто приятно.

То, что ценность меховых изделий, а также их «валютность», т. е. «конвертируемость» высшего класса для «международного» рынка была высока даже во времена Ивана Грозного (не говоря уж о более ранних временах), доказывается тем, что от Ермака, уходящего воевать Сибирь, требовалось присылать собранную с завоёванных народов дань – ясак. Ясак принимался пушниной или мягкой рухлядью; так называли мех на Руси.

Отступление: и доныне женщины наших селений, пошивающие шубы у скорняков, сталкиваются с тем, что в качестве оплаты за пошив скорняки требуют порой не деньги, а… дополнительные шкурки. К примеру, за пошив шубы из 30 шкурок надо заплатить… 5 лишних шкурок.

Поскольку ничто, по размышлению, не мешает предположить, а свидетельства историков это и подтверждают, что на Руси дохристианской (как и в целом во всей славянской цивилизации), в виде денег служили всё те же шкурки, то это так и было, тем более, что потерянные где-либо или использованные до конца и выброшенные шкурки НЕ МОГЛИ сохраниться до наших дней – они попросту сгнивали. А в связи с тем, что в дальнейшем материал денег стал другой, а мех остался в виде использования его для утепления одежды (переставал постепенно быть «деньгами»), то вот и ответ на вопрос, куда подевались деньги русских славян. Белок, куниц и прочих мелких и крупных хищников в лесах Руси было много. «Деньги» Древней Руси бегали по по полям и лесам. Знай добывай их верными рукой и глазом, и используй. Много, кстати, не настреляешь: либо белок всех перебьёшь и без «денег» останешься, либо рука стрелять устанет или стрелы закончатся. А вот В МЕРУ можно было добыть мягкой рухляди достаточно.

Если во времена христианизации в виде денег по стране массово употреблялись шкурки, а затем к ним ограниченно добавилось и серебро от расплодившихся иноземцев (но его по факту не могло быть много, чтобы заменить даже малую часть сложившихся хозяйственных оборотов!), а во время «татаро-монгольского нашествия», когда страну завоевали и «лишили» полноценных контактов с христианами на целых двести лет, и приток серебра оттуда прекратился, то резонно предположить, что вся страна вернулась к тому, что, собственно, и не забывала никогда (историки вот только забыли), всё к тем же шкуркам.

Об этом говорят и следующие исторические данные: в Московской Руси с товара, который привозился на продажу, взималась торговая пошлина – замыт. Судя по тому, что деньги, предназначенные для оплаты, тоже облагались налогом, можно предположить, что они ТОЖЕ считались товаром. В некоторых местах с денег, привезённых в города для закупок товара, пошлина называлась «искунное» (скунное или кунное). В «домонетный период» куна означала шкурку куницы, использовавшейся при обмене в качестве эквивалента денег, а позднее куной называлась серебряная монета Древней Руси.

Кстати! Есть такой религиозный атрибут у наших охристианизированных предков, называется он «лестовка». Это аналог чёток, но вместо принятых бусинок, янтаря или других твёрдых предметов (как принято на Востоке у арабов или на Западе, у католиков) у русских были кожаные лепестки небольшой величины и разной формы, через дырки в углу нанизанные на вервие. Лестовка сохранилась, как атрибут священнослужения до наших дней. Эта лестовка по простому разумению, предположительно, могла бы быть КОШЕЛЬКОМ тех самих денег в виде шкурок у наших предков.

Не будем забывать и то, что пришедшие во власть христианские советнички УЖЕ укоротили историю нашей цивилизации на добрую тысячу лет, просто игнорируя молчанием то, что происходило до 9-го века нашей эры. Что мешало этим же советничкам в более поздние годы тщательно вымарать из достаточно редких по тем временам источников даже малейшие упоминания о применявшихся тогда славянских – ЯЗЫЧЕСКИХ – деньгах? Ведь вымарывали же память у наших предков, уничтожая языческие праздники, обряды, тщательно встраивая их в новую символику проповедуемого и продвигаемого христианства? Деньги, особенно такие СТРАННЫЕ, подверглись в те времена точно такому же постепенному ЗАМЕЩЕНИЮ на более «современные» деньги, которые были «как и у всех нормальных людей» – т. е. на Западе (правда «Западом» в те времена считалась просвещённая Византия), а «старые», если их невозможно было заменить, приспособляли к новым обычаям.

Крушением для змеиного вползания византийских продвигателей христианства (уже пустившего корни на Руси за 250 лет с момента «принятия» оного верхушкой, княжеской властью) в массы языческого славянства случился с нашествием с Востока орд кочевников Чингис-хана. Татаро-монголы, завоевавшие русские земли, установили СВОЁ управление и разом отрезали каналы влияния Византии на Русь (а также Западной Европы), одновременно открыв каналы влияния свои. Строение ордынского государства было ИНЫМ, по сравнению со строением тех образцов, на которые стали было ориентироваться русские князья от Владимира и далее по восходящей линии веков. В частности, русским не мешали жить в соответствии с их сложившимися верованиями и обычаями (будь они хоть языческими, будь христианскими), не разрушали их торговые или какие иные связи как территорий друг между другом, так и самой Руси с сопредельными странами. Однако Русь была включена в государственное устройство Орды, как её часть, и должна была платить дань центральным структурам этой власти, которая осуществляла в то время Орда Золотая. Платить теми «деньгами», которые и были в ходу на Руси.

Из сохранившихся свидетельств видно, что интересно, как русские князья ездили в Орду за ярлыками на княжение НЕ С ПУСТЫМИ РУКАМИ, а привозили свои дары. Среди которых были разные вещи, в том числе и одежда, и оружие (в том числе и украшенное и инкрустированное и золотом и драгоценными камнями – красивыми побрякушками!), а вот главным даром был ПУШНОЙ товар – меха. Что прямым текстом говорит в пользу нашей теории, о том, что именно было ценностью, деньгами, мерой стоимости на Руси в то время и – ранее.

Можно категорически связать ещё два исторических процесса, происходивших почти одновременно на разных, но смежных территориях: процесс начавшегося резкого повышения качества жизни через введение золотых и серебряных брактеатов на европейских землях пошёл одновременно с запуском библейского проекта на территорию Руси. Однако у русских он встретил молчаливое, но упорное сопротивление в низах, которое было «поддержано» свыше переходом власти – от начинавших скурвливаться русских князей под влиянием византийцев – к власти ордынцев, которые ПРИОСТАНОВИЛИ распространение действия библейского проекта на Руси на неопределённое время. Причём натиск с востока на запад пришёлся аккурат на то время, когда брактеатная система резкого увеличения качества жизни европейцев только набирала обороты, а Орда как бы поставила заслон вероятному влиянию европейцев на саму возможность оказывания ЛЮБОГО ДАВЛЕНИЯ на русских в то время. Этот заслон действовал порядка двухсот лет, на пять-восемь поколений людей, чья вся жизнь прошла под «знаком» Орды и ордынских порядков, а не под «знаком» христианства в его западном либо византийском исполнении.

Возвращаясь к теме «денег» у славян, можно, с условной долей гипотетического предположения, опирающегося на прямые и недвусмысленные свидетельства историков соседних стран тех времён, сказать следующее: в едином государстве славян, с незапамятных времён и вплоть до начавшейся в 9-10-м вв христианизации Руси, и продолжаясь частично до времён Ивана Грозного и даже царя Алексея, отца Петра Первого, массовое хождение в качестве мер стоимости имели меховые шкурки мелких животных, населявших леса и поля нашей страны. Да что говорить! Даже в XIX веке существовала так называемая «звериная подать», которая налагалась на крестьян Беловежской пущи Гродненской губернии в 1808-1831 гг.

Такое предположение несёт в себе следующие умолчания, которые можно раскрыть исходя из логики «природы вещей»: употребление шкурок в качестве мер стоимости в славянском обществе было вызвано, без давления управленцев, как сторонних, так и внутренних, естественными причинами, естественно сложившимся взаимоотношениями людей в ходе ведения ими хозяйственной деятельности, но было ими принято и признано, как мера.

Славяне имели простую и удобную меру стоимости. Они могли достаточно быстро и безошибочно определять качество и количество единиц этой меры. Действительно, шкурки куницы, белки, или бобра визуально различимы между собой, визуально измеримы и надёжно защищены от подделки\подмены\подлога, чего нельзя сказать о металлических мерах стоимости.

Например, для того, чтобы в качестве меры стоимости использовать серебро, необходимо было определить вес, затем – является ли металла серебром и какого качества, т. е. стоимость самого серебра. Визуально определить качество и количество единиц металлической меры стоимости можно было не по самому предмету, а лишь по информации о нём, полученной с использованием других мер – веса и объёма. При незнании «пользователями» того же серебра этих базовых величин, управленцы могли дурить кого угодно и чем угодно сколь угодно долгое время. Ясно, что не все имели возможность быстро провести нужные измерения и на их основании получить ясную картину о предмете и его стоимости. Оставалось довериться тем, кто уже провёл измерения и надеяться на их порядочность.

Как уже было сказано, со шкурками этих проблем не возникало. Трудно даже представить, как кто-то подделывает шкурку куницы... впрочем, мастера выдать кошку (она же рысь помойная, обыкновенная) за «шанхайского барса», возможно были и раньше, но это имеет отношение к обману вообще, а не к подмене меха на шкурке с дорогого на менее ценный.

Жизнь славян протекала в лесах, которые прорезали частые реки и речушки, образовывающие болота и низменные части луговых пойм. В лесах, полях, реках водилось огромное количество животных и рыб. Славяне выращивали жито (жито — это и есть зерновые) и другие зерновые, но применять зерно в качестве сначала алломена, а потом и мер стоимости им было ТЯЖЕЛО, в силу отсутствия дорог между поселениями славян практически весь год, кроме зимы, когда замёрзшие русла рек служили естественными ДОРОГАМИ, а также в силу того, что для взвешивания зерна требовались стандартные меры веса, приспособления для которых, метрологически верные и незамысловатые, не только могли бы быть изготовлены в любом поселении, но и быть ЕДИНЫМИ для огромных территорий, заселённых к тому времени славянами. Невозможность точного определения МЕР ВЕСА, отсутствие развитых путей коммуникации и большой объём зерна (если его употреблять в качестве меры стоимости) привели к отказу от использования его даже в качестве алломена, не говоря уж о мере стоимости. То же самое касалось и скота. Перевозка скота летом была практически НЕВОЗМОЖНА.

Можно рассмотреть другие алломены, которые наверняка появлялись среди славян. В частности, кости животных и кости рыб. Но из них делали наконечники для стрел, для других видов оружия, поэтому действительно хороший костный материал был нужен скорее для практических целей. То же самое касается и металлов. Возможными алломенами могли служить также камни – однако территория заселения славян, это чернозёмные угодья: лесостепь, лес, где камней мало.

А вот чего у славян было действительно много, в силу существования холодных зим, требовавших утепления тел людей, так это шкур различных животных, подстреленных ими на охоте. Шкуры крупных зверей было бы логично использовать для практических целей, а вот «расходный» материал мелкого толка, типа белок и куниц, из шкур которых можно сшить что-то стоящее лишь если объединить десяток шкурок, а то и больше – подходил для меры стоимости как нельзя лучше. Долговечность шкурок, удобство их хранения, их малый вес и удобство счёта по штукам – сыграли не последнюю роль в этом.

Сама «добыча» шкурок-денег сводилась не к такому уж лёгкому охотному труду. Подбить белку или куницу стрелой, даже при огромном количестве животных везде, куда ни кинь глаз, вовсе не представляется забавой, поэтому избыточное количество мехов и шкурок славянам вовсе не грозило, ведь следует помнить, что и сам по себе мех был ценным «международным» товаром. Регуляция нужных количеств шкурок для проведения обменов между соседними племенами и общинами славян, а также использования «излишков» шкурок в хорошем состоянии в виде простого товара, который всегда можно сбыть, выменяв какие-нибудь другие полезные вещи, а оставив себе «расходные» шкурки для мер стоимости – представляется вполне логичным.

Следует заметить, что выделение княжеской верхушки из среды славян замечено лишь на подходе грядущей христианизации, а до этого славяне существовали в обществе, в котором выделение знати, как паразитирующей надстройки над основной массой населения НЕ БЫЛО ВОЗМОЖНО ВООБЩЕ. Славяне жили такими общинами, где нельзя было использовать ни рабский труд (в силу географического ограничения ареалов питания – на определённой территории проживания могла прокормиться только определённая же численность людей, занимавшихся промыслом-охотой и земледелием), ни выделить из своей среды начальников-паразитов, на которых батрачили бы остальные. Эти общины характеризовались определённой численностью населения, порядка нескольких сотен человек максимум, превышение числа которых создавало трудности для всех именно в плане выживания. Несколько сот человек, проживающих вместе, поколениями и поколениями, если и выдвигали из своей среды тех или иных управленцев для тех или иных дел (крупной охоты, ведения боевых действий против напавшего врага и т. д.), то общинная этика не позволяла им возвышаться над остальными членами общины не только в силу этики самой, но и в силу того, что любое такое возвышение немедленно каралось потерей качества управления всей жизнью общины, т. е. самой жизни людей.

Подробный анализ славянского общества, жизни славян дан в работах КОБ. А нам лишь осталось отметить уже выявленную ранее характерную деталь, что распространение библейского проекта по территориям, где сложилась ДРУГИЕ цивилизации, с ДРУГИМИ оригинальными материалами денег или финансовых систем, подавляет, помимо всего прочего, и применение ОТЛИЧНЫХ от «библейских» – материалов для «естественных» денег, сложившихся в покоряемой цивилизации или государстве, и алгоритмику финансовой системы.

Шестая глава