Глава вторая

Возникновение рынка товаров и услуг

Появление государств. Возникновение систем и суперсистем. Переход меновой комбинаторики в рынок. Письменность. Учёт и контроль. Писцы. Управление суперсистемой. Импульс к выделению золота и серебра в отдельную категорию алломенов.




Процесс укрупнения племён в рода племён и далее в государства, далее в единое управление всей планетой – объективный. Развитие нашего мира заключается в концентрации производительных сил. Свидетельств тому – масса.

Объективность процесса концентрации производительных сил можно кратко пояснить следующим образом: между отдельными элементами системы (а любое людское общество – всегда система) в силу их неравнозначности и разнокачественности (есть сильные, есть слабые, к примеру, есть мужчины, есть женщины, есть старики, есть дети и т. д.) возникают разнородные взаимоотношения. Взаимоотношения эти рано или поздно складываются в определённую структуру, а спустя какое-то время любая структура принимает формы иерархии управления: подчинения, влияния, авторитетности и т. д. Поскольку структуризация взаимоотношений в системах общежития людей, и сопутствующая этому их, людей, иерархизация означает появление прежде всего управления, то возникает и управленческий слой. Субъекты этого слоя, получившие или добившиеся управления, получают и потенциал своего развития в этой области; они, в силу присущих им нравственно-моральных черт, стремятся реализовать этот потенциал и со временем могут этого добиться, сконцентрировав тем или иным образом управление всей системой, поскольку концентрация и означает реализацию потенциала в высшей мере. (Выделенное жирным – ключевое понятие, раскрываемое далее).

Когда возникает и формируется несколько различных человеческих обществ (систем), и они начинают соприкасаться друг с другом, среди них и между ними тоже происходят такие же процессы, как в своё время происходило налаживание взаимоотношений среди людей, ибо старые системы начинают выступать в качестве элементов новой, но уже – суперсистемы. Далее между системами (как элементами уже суперсистемы) тоже происходит структуризация и иерархизация взаимоотношений, выявляется управление суперсистемой. Уровень управления суперсистемой выше, чем системный уровень любой системы, включённой в суперсистему. Правда, верхушка управления суперсистемы, в отличие от верхушки системы, обычно скрыта. Но всегда есть.

В данное время на Земле есть несколько суперсистем человеческих обществ. Но так было не всегда. Когда-то на Земле не было ни одной суперсистемы, были лишь системы. А ещё раньше сами системы были очень примитивны.

Экономика, будучи той сферой жизни людей, которая связана с отношениями людей между собой и людей и внешним миром, будучи включённой на разных уровнях в разные аспекты управления системами и суперсистемами, НЕ МОЖЕТ рассматриваться отдельно от других системных и суперсистемных влияний. В качестве примера иных влияний можно указать на культуру той или иной общности людей, объединённых в систему (к примеру, культура китайцев была всегда отлична от культур других народов), на генетические особенности (к примеру, подверженность к быстрой алкоголизации некоторых генетически к этому предрасположенных народностей), на территорию (горная местность отличается от равнины, берега моря отличаются от лесистых внутренних областей Земли), а также на определённую «предысторию» нынешней глобальной цивилизации (разные исторические источники указывают либо на основание нынешней цивилизации пришельцами, либо остатками выживших в предыдущих цивилизаций).

Если вернуться к рассматриваемому нами вопросу, а именно к возникновению из племён и родоплеменных союзов (как систем определённой сложности) государств (как более сложных систем), то из курса школьной истории можно вспомнить, что появление и становление самых древних известных нам государств проходило с определённой синхронностью. Эта синхронность обозначает в частности то, что само возникновение государств означало и одновременное возникновение первых СУПЕРСИСТЕМ. В частности, широко известно о Шумерской цивилизации, о Древнеегипетской, о Микенской (их точное возникновение на исторической шкале времени нам неизвестно, но с условной долей точности можно предположить, что они развились в государства практически одновременно!). В это же самое время возникали государства (и суперсистемы государств) на территориях Китая, Индии, Южной Америки, Африки; некоторые из них на слуху, о других знают меньше, а о некоторых известно лишь специалистам по «библейской археологии».

Отступление: к примеру, Аркаим – город-цивилизация в современной Челябинской области один из таких многочисленных примеров. Мохенджо-Даро, город, по свидетельству учёных, уничтоженный атомным взрывом – другой. Сказать, что эти города (или цивилизации) существовали сами по себе, в окружении пустоты – невозможно, они каким-то образом контактировали с соседями минимум, и были окружены подобными же, но другими культурами и цивилизациями – максимум.

Изучение исторических источников, связанных уже с ГОСУДАРСТВАМИ, а не родоплеменными союзами и уж тем более более ранними формами общежития людей, племенами (от этих систем практически не осталось никаких свидетельств), позволяет выяснить разные культурные и экономические их особенности, но одновременно их объединяют и определённые ОБЩИЕ ЧЕРТЫ. В частности: организация государства невозможна без создания той или иной формы письменности. Объясняется это достаточно просто и логично: в государстве, в отличие от племени, где все знают друга друга, некоторые важные формы управления можно осуществлять лишь дистанционно, с помощью письменных приказов. А там, где есть приказы (археологи раскопали много артефактов, подтверждающих наличие приказов), там должны существовать люди, владеющие письменностью и работающие с ней на постоянной основе. А там, где есть такие люди, они не могут взяться из ниоткуда – в государстве должны существовать учебные заведения, в которых обучают письменности. А там, где есть школы, письменность, там должны быть и архивы, есть и обязательно разовьётся и документооборот. Всё это в совокупности означает появление ещё одной профессиональной группы – управленцев-бюрократов, осуществляющих свою деятельность на постоянной основе в преемственности поколений (если преемственности НЕ будет, государство рассыплется, как карточный домик!). А при возникновении управленческой ПРОСЛОЙКИ, как мы уже выше упоминали – она объективно будет стремиться реализовать свой потенциал. В частности достигнутый раз культурный уровень – письменный, означал помимо ещё одного усложнения своей собственной структуры, и возможность передачи накапливаемых знаний в письменной форме, одновременно он в немалой степени способствовал и возникновению связей в суперсистеме. В какой-то мере этот фактор может отвечать и за синхронность возникновения первых цивилизаций-государств на нашей планете.

Если на вышеприведённые особенности образования первых государств обратить надлежащее внимание, то можно предположить, что, собственно, государственные «деньги» НАПРЯМУЮ связаны с ещё одним шагом в сторону дальнейшего выявления людьми возможностей КОДИФИКАЦИИ всякой ИНФОРМАЦИИ (под кодификацией мы имеем в виду перевод любой информационной системы в символы, которые может произвести любой другой человек, знакомый с тем, что каждый символ обозначает для этой системы). Письменность – это кодификация устной речи, деньги – это кодификация «речей» экономических субъектов. Но это пока лишь предположение, правда, веское.

Для людей тех времён вряд ли потребовались долговременные интеллектуальные попытки, чтобы придумать новые коды для существующих и так в жизни явлений. Дело в том, что кодификация (присвоение символов явлениям среды, описывающим системность), как способ мышления, как соотнесение абстрактных или неведомых сущностей некоей символике, людьми был уже давно выработан в их религиозных практиках. Судите сами: как можно назвать то, что не видно, не слышно, но что реально влияет на жизнь людей? А Бог. Или несколько богов. Можно дать им имена, продумать их «характер», наполнить «жизнь» богов подробностями, ну и начать мыслить этими категориями. Так же и с письменностью. Можно ли присвоить символ Бога какому-нибудь начертанию? Можно, конечно. А можно ли присвоить символ и другим явлениям в жизни? Можно, к примеру, придумать символ «правитель» и оповестить об этом тех, кто с этим явлением соприкасается. Можно ли придумать символы для понятий и явлений в жизни: «хлеб», «люди», «труд», «война», «вода», «семья» и т. д.? Да, можно. Это и было сделано в достаточно короткие исторические сроки.

Так же люди поступали и с науками, которые начали появляться с появлением государственности (математика, геометрия, астрономия и т. д.). Появилась нужда в осмыслении явлений, присущих самой жизни, и в управлении ими – появлялась и прослойка людей, которые начали заниматься этим на профессиональной основе. Тем более что уже в племенах и родах племён выявились и первые люди управленцы (вожди) и первые толкователи будущего (шаманы и колдуны – некоторые из них стали впоследствие жрецами, священниками и т. д., т. е. профессионалами в области общения с «неведомыми» людьми силами, оказывающими на них непосредственное влияние), которые, видимо, и взяли на себя это управление со всеми вытекающими последствиями. То, что это так и было подтверждается многочисленными источниками истории, которые прямо указывают, КТО БЫЛИ ПЕРВЫЕ «потребители» письменности и любых других кодификационных систем в жизни людей, а следовательно и их «создателями»: а жрецы и в целом управленческая прослойка и были.

Из этого следует вывод, что понятие «деньги», если и существовало в древности, то оно, по крайней мере, было НЕОДНОЗНАЧНО применяемо к различным свойствам того, что тогда считалось или именовалось деньгами, к материалам, функциям и характеристикам тех МЕР СТОИМОСТЕЙ, которые были в разных цивилизациях. На эту неоднозначность можно, в частности, указать через то, что первые управленцы государства выявили и развили сначала, после возникновения в них письменности, самый нижний управленческий слой – учётчиков: специальный служилый слой, который занимался записями всего, что было в государстве полезного. Нужды для государственных органов в введении «денег», как «свободно» циркулирующих среди людей элементов, которые позволяют регулировать экономику в незаметном для окружающих алгоритме, поначалу не было никакой, потому что, если учёт и контроль выполняют свою роль, то зачем выдумывать проблемы на пустом месте!?

И у нас есть тому подтверждение: и в Древнем Шумере, и в Древнем Египте, и в других цивилизациях – существовали армии ПИСЦОВ! Которые только и делали, что учитывали производство и перераспределение МАТЕРИАЛЬНЫХ БЛАГ: всех без исключения. Поскольку количество разнообразных материальных благ было относительно невелико, то даже усложнившиеся производственные циклы тогдашнего общества, увеличивающееся количество населения, большие территории – если и создавали трудности учётного характера (больше считать и пересчитывать), то не сразу и не во всём.

Именно поэтому, с государственной точки зрения, с точки зрения управленцев обществом и государством, учётность произведённых обществом материальных продуктов (с развитием арифметики и математики, базирующейся на уже созданных системах письменности) позволяла достаточно долгое историческое время разным цивилизациям ВООБЩЕ обходиться без денег в каком бы то ни было смысле. А то, что мы называем «деньгами», «глядя» из нашей современности на дошедшие до нас письменные описания жизни цивилизаций глубокой старины – есть ошибка. Это были не деньги, а алломены и ономены, в том смысле, который мы описали в первой главе. Т. е. всего лишь ориентиры стоимости двух видов: первый – побрякушечно-красивый, второй – самоценный как продукт или материал. Ориентиры, каждому из которых в то или иное время могла присваиваться тем или иным правителем бОльшая или меньшая мера стоимости, но на которую этот управитель МОГ ЛИШЬ призывать или приказывать ориентироваться, но не более.

Дело всё в том, что при крайне малом количестве ассортимента производимых древними обществами продуктов (их практически можно пересчитать по пальцам), потребных для самых низших слоёв населения (не говоря уж о рабах, которым, в южных странах с тёплым климатом и плодородной землёй, нужна лишь набедренная повязка и кусок какой-нибудь еды каждый день), нужды в эквиваленте стоимости (для мены огромного разнообразия продуктов среди огромного количества людей) нет никакой. А раз нет нужды, то ни управленцы, ни управляемые люди в обществах не будут деятельно заниматься тем, что им совершенно не нужно, и целей чего они не понимают. Нужда появляется (может появиться) лишь постепенно: с ростом многообразия продуктов, с ростом населения, с ростом территорий, на которой происходят постоянные обмены. Именно поэтому историкам ТАК ТРУДНО уловить тот самый момент, когда некоторые ориентиры стоимости вдруг превращаются в деньги!

Таким образом, можно заключить, что в самых древних цивилизациях (датируемых 2-5 тысячами лет до нашей эры) никаких государственно-оформленных ДЕНЕГ не было. Не зря сохранившиеся свидетельства говорят о том, что древние «таможенные» сборы составляли либо одну пятую, либо одну десятую, либо ещё какую часть от ТОВАРА, который везли купцы. И так было на протяжении тысяч лет.

Второй вывод, который можно сделать, состоит в том, что сама мысль придать новую, дополнительную функцию тому или иному алломену или ономену (к примеру, утвердить на государственном уровне, что средством оплаты является такой-то металл или ещё что) может появиться лишь тогда, когда некоторые правители государств стали ощущать реальную нужду в появлении такого средства. Это могло произойти либо под воздействием причин внутренних, либо – внешних.

Рассмотрим для начала гипотетические причины внутренние. К примеру, если тому или иному правителю страны пришлось озаботиться вооружением своих войск, а собственных средств (под «средствами» имеются в виду: ресурсы трудовые и профессиональные, ресурсы материальные) маловато, но в обществе присутствует свободный элемент (не рабы, не служащие государства, а свободные пахари и ремесленники), который можно заинтересовать определённой направленностью работ (созданием вооружения), то можно представить себе, что такой вот правитель мог инициировать создание ФИНАНСОВ, как средств опосредованного управления отдельными слоями общества в выбранном правителем направлении. Это могло произойти так: сначала правитель объявляет, что налоги теперь будут собираться с помощью какого-то материала, допустим, золота, а вот ранее бытовавшее распределение продуктов (собранных как налоги) – отменяется. Взамен госслужащим выдаётся зарплата деньгами, на которые можно будет и купить всё необходимое. Одновременно правитель может объявить о вознаграждении «государственных работ» по созданию вооружения лишь золотом. Если всё золото в руках у правителя на момент ввода такой системы, то результат будет один: подчинённые будут искать, где взять золота, чтобы заплатить налоги, и оно будет найдено ими там, где правитель же расплачивается ими за определённые работы. Выполняешь работы – получаешь золото. Получаешь золото – спокойно отдаёшь налоги и не имеешь проблем. Вместо «вооружения» вполне можно вставить «проект»: допустим, строительство крепостей, дворцов, каналов и тому подобных МАСШТАБНЫХ проектов.

А вот причина внешнего характера, весьма распространённая ситуация: одно государство завоевало другое, но, вместо того, чтобы полностью сместить завоёванного правителя, а завоёванные земли с населением взять под своё управление, победитель решает наложить на побеждённого ДАНЬ. Что это означает для побеждённого правителя? А то, что, если победитель наложил дань в чём-то, чего у побеждённого в стране НЕТ или есть мало, то побеждённому придётся приложить немалые усилия, чтобы этот что-то где-то изыскать в требуемых количествах. Победитель-сосед мог бы наложить дань: в рабах, в зерне, в дереве, тканях, головах скота, или – в золоте. Победитель мог бы наложить дань не на один год, а на десятилетия вперёд. Если же у побеждённого правителя нет и не предвиделось требуемой дани определённых количествах ежегодно, то ему пришлось ЗАРАНЕЕ делать сознательные усилия по тому, чтобы вовремя её собрать. В зависимости же от характера дани, её конкретики и проистекали способы добычи со своего населения этой дани. Самый простой путь – изъятие у населения требуемого количество чего угодно. Но не секрет, что у каждой общности людей есть определённые, ограниченные возможности поставлять материальные блага. К тому же, люди обычно сопротивляются отъёму собственных благ, руководствуйся при этом правитель хоть какими благими пожеланиями.

Таким образом, сама жизнь, а также внутренние и внешние причины подводили некоторых правителей некоторых стран к РАЗРАБОТКЕ таких инструментов управления, применение которых заблаговременно позволяло достигать определённых целей. Целей, достигнуть которых с использованием обычных (на то время) средств управления – было невозможно.

Мы знаем, что ныне золото считается одной из мер стоимости. Но автоматически ставить золото и серебро, как естественным образом появившийся транзитный товар, который получил всемирное признание в качестве такой меры стоимости (исходя из нынешнего положения этих металлов в мире) – всё же не следует. Потому что есть неоспоримые свидетельства того, что именно требовали правители стран от своих поданных в качестве налога или от завоёванных соседних стран – в виде дани. Среди перечня «ценностей» налога или дани есть не только золото, серебро и драгоценности (которое всё шло на УКРАШЕНИЯ – пример: найденные в египетских захоронениях золотые украшения, маски, облицовка ларцов и т. д., но не монеты!!!), немалую часть составляют всё те же алломены и ономены: зерно, дерево, рабы, железные инструменты, ткани, домашняя живность, скот, и т. д., т. е. на всё то, что и составляло «богатство» древних цивилизаций, а золото и серебро из них НИЧЕМ ОСОБЕННЫМ НЕ ВЫДЕЛЯЛОСЬ.

Выделение золота и серебра в особые элементы для расчётов и взаимозачётов (вспомним начало этой главы и пояснение про системы и суперсистемы) могло произойти лишь в результате ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННОГО – причём лишь с высоты управления суперсистемами – импульсного воздействия на течение событий не только в своём государстве, но и в мире. Всё дело в том, что управление системой (отдельным государством), и заключённой в самой системе потребности к постоянному расширению (расширение границ, захват новых территорий), вовсе не предполагало включение в перечень инструментария чего-то нового и сильно хитромудрого, чем являются деньги. Система вроде как могла расти и БЕЗ этого инструмента вполне успешно. Однако, если рассматривать взаимодействия систем уже с высоты суперсистемности, то многим информированным людям рано или поздно должно было стать ясным и очевидным другое: в росте систем есть ограничения, и примеров тому было уже в самой древней древости предостаточно: ни одна цивилизация так и не смогла на приличное время объединить под собой много земель. Более коротко это обозначает следующее: ни одно государство в течение долгих веков, будь оно хоть как сильно, будь его административный ресурс и механизм хоть надёжен и без сбоев налажен, не могло расширяться экспоненциально до безконечности. Каждое государство претерпевало КРАХ в этом плане на том или ином этапе своего развития. Причём этого не могли увидеть иногда поколения людей, проживающих в своё время, это было заметно лишь ПИСЦАМ и ХРАНИТЕЛЯМ истории. Они могли сравнивать события, случившиеся и век назад, и два, и три, с тем, что происходило на их глазах – и делать из этого выводы. Эти выводы однозначно показывали им, что, если какая-то система (государство) всё же нацелено в лице своих управленцев к завоеванию всего мира, то ему НЕОБХОДИМЫ НОВЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ управления. Те, которых не было раньше, те, которые могут эффективно решать задачи по распространению своей системы на весь мир.

Нам представляется вывод, изложенный в предыдущем абзаце, очевидным: когда в результате существования смежных государств на протяжении порядка нескольких тысяч лет управленцы этих стран явочным порядком (практикой) выяснили, что ни одной цивилизации, ни одной стране НЕ УДАСТСЯ ВОЕННЫМ ПУТЁМ объединить под собой все оставшиеся страны (последняя попытка такого рода – Александр Македонский), то в результате осмысления верхушкой управления суперсистемой, которая к тому времени неминуемо должна была сложиться, сложившейся ситуации, и были разработаны ДРУГИЕ ИНСТРУМЕНТЫ воздействия на «системы». Одним из таких инструментов воздействия (для грядущего объединения всех под одно управление) является унификация (стандартизация) МЕР, а одной из мер является мера стоимости, выраженная в то время через многочисленные алломены и ономены, разнящиеся от страны к стране, от цивилизации к цивилизации. Другой стандартизацией, которую мы не будем рассматривать в этой книге, но которая не менее важна – является религиозная унификация (приведение населения всех стран под одну религию!). Третьим видом, наименее важным, но всё же, является унификация весов, длин и тому подобных способов измерения в труде, науке, культуре.

Сама верхушка управления суперсистемой могла теоретически сложиться в любой из систем, либо быть одновременно во всех (если предположить налаженную к тому времени коммуникацию между членами этого управления). Но исторически также верно и то, что лишь один Египет являлся в те времена (1-2 тысячи лет до нашей эры) не только одним из самых древних государственных устройств, но и самым сильным на планете (не будем забывать, что китайская цивилизация ещё только складывалась, на территории Индии, Юго-Восточной Азии ещё были родоплеменные союзы, даже не государства). Поэтому резонно предположить, что импульс от управления суперсистемой, сложившейся тогда на Ближнем Востоке и Междуречье, вышел из Египта. Этим импульсом могло быть следующее: однажды и уже надолго, навсегда, фараоны Египта (кои не являлись верхушкой управления суперсистемой, верхушкой были жрецы Египта, которые и определяли то, как должен был вести себя фараон в принятии ГЛАВНЫХ решений) стали требовать дань с непокорных окрестных племён и государств, с которыми воевала страна, ЗОЛОТОМ и серебром. Тем самым показывая своё «предпочтение» этим материалам, а не иным. Процесс публичного «показа» такого предпочтения со стороны одного из самых могущественных государств той суперсистемы неминуемо должен был вызвать и подражание со стороны остальных систем, распространяясь волнами во все стороны, как круги на воде. Оставалось лишь поддерживать этот импульс годами и веками, а также включать в помощь этому импульсу якобы «исторические» источники, что так было всегда. В течение смены нескольких поколений – этого уже можно было добиться.

Разумеется, это чисто теоретическое предположение. Но оно основано на том, что именно с периода формирования Библии (а это 1-2 тысячи лет до нашей эры), золото и серебро стало ИСКУССТВЕННО выделяться среди алломенов и ономенов. Чтобы показать, что это действительно МОГЛО БЫТЬ ТАК, приведём слова Перепёлкина, одного из самых авторитетных русских египтологов: «Мне думается, можно считать доказанным, что в зерне Старое царство (3-2 тысячи лет до нашей эры – наше пояснение) уже располагало единообразным и употребительным средством обращения (то бишь мерой стоимости – наше пояснение). При отсутствии на рыночных изображениях денег это значит, что ни золотые, ни серебряные, ни медные деньги не сумели ещё стать таким средством по преимуществу. Можно даже задать вопрос, существовали ли они вообще?». Заметим, что Перепёлкин глубоко не вдавался в сугубо экономическое раскрытие понятия «деньги», отождествив монеты с самими материалами, из которых они были сделаны.

То, что в истории всё вышло именно так, а не иначе, и золото и серебро стало в дальнейшем играть ведущую роль в качестве признанного почти ВСЕМИ мерила, а в дальнейшем и меры стоимости – А НЕ КАКОЙ ИНОЙ МАТЕРИАЛ – есть отражение реальных действий реальных людей, которые поступили так, а не иначе. Кстати, управленцам той ближневосточной суперсистемы могло прийти в голову «назначить» на место золота и серебра кое-что другое, к примеру, слоновую кость (по редкости и сложности добычи слоновая кость мало чем отличается от редких металлов, а по уровню сохранности в течение веков и веков – практически одинакова). Есть исторические свидетельства того, что такие попытки предпринимались (т. е. шло сравнение, какой именно материал подобрать под БУДУЩИЙ всемирный эквивалент стоимости), но достаточно быстро был сделан вывод о том, что золото предпочтительнее.

Заключим. Примерно 1-2 тысячи лет до нашей эры в Египте было принято решение (на уровне управления суперсистемой Ближнего Востока – т. е. в средоточии египетской цивилизации, цивилизаций Междуречья и возникающей индийской цивилизации) о том, что для управления суперсистемой требуется новый инструментарий. Им стали деньги, которые были изобретены, как система функционирования различных форм драгоценного металла (золота), с допущением других металлов (серебра, бронзы, железа, алюминия, меди и т. д.), которые стали продвигаться в жизнь, как ЭКВИВАЛЕНТ СТОИМОСТИ, как мера всех вещей, как то, что может служить для всех уникальным, унифицированным стандартом определения ценности.

Элементом, который был искусственно же внедрён в деньги, стал РОСТ ДЕНЕГ, ростовщичество.

Третья глава